Настоящий Сталин, или короткие рассказы о вожде народов » E-news.su
ЧАТ

Настоящий Сталин, или короткие рассказы о вожде народов

13:28 / 21.12.2017
3 075
1
Как то не принято вспоминать о том, что Сталин мог замечательно врезать словом или пошутить. Вот несколько его шуток:

Нарком сельского хозяйства Украины должен был выступить на заседании Политбюро. Перед началом выступления он спросил:

- Как мне докладывать: коротко или подробно?

- Как хотите, можете коротко, можете подробно, но регламент три минуты, — ответил Сталин.

Слухи о смерти



Агентство «Ассошиэйтед Пресс» в 1936 году всполошилось от появившейся за рубежом информации о смерти Сталина и в лице своего представителя г-на Наттера сделало запрос в Кремль. 26 октября через газету «Правда» ответил собирателю сплетен сам «покойник». Классический юмор этой записки по своей силе, пожалуй, не уступает ответу классика американской литературы Марка Твена, который однажды телеграммой в газету так среагировал на весть о собственной кончине: «Слухи о моей смерти сильно преувеличены». Сталин ненавязчиво окунул в лужу западную журналистику, сварганившую сенсационное блюдо из жареных, но фальшивых фактов, написав:

«Милостивый государь!
Насколько мне известно из сообщений иностранной прессы, я давно уже оставил сей грешный мир и переселился на тот свет. Так как к сообщениям иностранной прессы нельзя не относиться с доверием, если Вы не хотите быть вычеркнутым из списка цивилизованных людей, то прошу верить этим сообщениям и не нарушать моего покоя в тишине потустороннего мира.
С уважением И. Сталин».

Сталин и болтуны


Отрывок взят из отчетного доклада XVII съезду ВКП(б), январь 1934 года.Раздел доклада, посвященный организационной, кадровой работе, окрашенное юмором бичевание вождем пороков в этой сфере:

"Я имею в виду тип болтунов, я сказал бы, честных болтунов … не способных руководить, не способных что-либо организовать. У меня… была беседа с одним таким товарищем, очень уважаемым товарищем, но неисправимым болтуном, способным потопить в болтовне любое живое дело. Вот она, эта беседа.

Я: Как у вас обстоит дело с севом?

Он: С севом, товарищ Сталин? Мы мобилизовались.

Я: Ну, и что же?

Он: Мы поставили вопрос ребром.

Я: Ну, а дальше как?

Он: У нас есть перелом, товарищ Сталин, скоро будет перелом.

Я: А все-таки?

Он: У нас намечаются сдвиги.

Я: Ну, а все-таки, как у вас с севом?

Он: С севом у нас пока ничего не выходит, товарищ Сталин.

Вот вам физиономия болтуна. Они мобилизовались, поставили вопрос ребром, у них и перелом, и сдвиги, а дело не двигается с места.

Точь-в-точь так, как охарактеризовал недавно один украинский рабочий состояние одной организации, когда его спросили о наличии линии в этой организации: „Что же, …линия, конечно, есть, только работы не видно“.

Трагикомедия


5 марта 1936 года газета «Правда» опубликовала беседу И. В. Сталина с председателем американского газетного объединения «Скриппс-Говард Ньюспейперс» г-ном Рой Говардом. Сама беседа состоялась 1 марта, и, право, неплохо бы читателю ознакомиться с ней полностью. Благо она имеется в интернете. Но я взял оттуда крохотный отрывок, демонстрирующий умение Сталина быть лаконичным и владеть тонкой иронией.

«Говард: …Советский Союз в какой-либо мере оставил свои планы и намерения произвести мировую революцию?

Сталин: Таких планов и намерений у нас никогда не было.

Говард: Мне кажется, мистер Сталин, что во всем мире в течение долгого времени создавалось иное впечатление.

Сталин: Это является плодом недоразумения.

Говард: Трагическим недоразумением?

Сталин: Нет, комическим. Или, пожалуй, трагикомическим».

Настоящий Сталин


О Сталине рассказывают такую историю. Как-то на художественной выставке, рассматривая картины, он подозвал к себе сына Василия к одной из картин и сказал:

«Ты думаешь, что ты Сталин? Не-е-ет! Ты думаешь, что я Сталин? Тоже нет!»

После этого он ткнул пальцем в картину «Утро нашей Родины» Федора Шурпина – «Вот Сталин!»

Может это и байка, но за эту работу Федор Шурпин был удостоен Сталинской премии.

Сталин и Лион

Настоящий Сталин, или короткие рассказы о вожде народов

Буржуазный писатель Лион Фейхтвангер(один из наиболее читаемых немецкоязычных авторов) в 1937 году два месяца провел в СССР. Он совсем не собирался писать смешную вещь. Он писал очерковую книгу о Советском Союзе, и она получилась действительно серьезной и обстоятельной. Однако ненавязчивый юмор сам просился на страницы повествования Фейхтвангера. Читаем у него ироничные пассажи о культе личности:

«…Сталину очевидно докучает такая степень обожания, и он иногда сам над этим смеется. Рассказывают, что на обеде в интимном дружеском кругу… Сталин поднял свой стакан и сказал: „Я пью за здоровье несравненного вождя народов, великого, гениального товарища Сталина“.

…На мое замечание о безвкусном, преувеличенном преклонении перед его личностью он пожал плечами. Он извинил своих крестьян и рабочих тем, что они были слишком заняты другими делами и не могли развить в себе хороший вкус, и слегка пошутил по поводу… сотен тысяч портретов человека с усами…

Я указываю ему на то, что даже люди, несомненно обладающие вкусом, выставляют его бюсты и портреты… в местах, к которым те не имеют никакого отношения, как, например, на выставке Рембрандта.

…Он высказывает предположение, что это люди, которые довольно поздно признали существующий режим и теперь стараются доказать свою преданность с удвоенным усердием. Да, он считает возможным, что тут действует умысел вредителей, пытающихся таким образом дискредитировать его».

«Подхалимствующий дурак, — сердито сказал Сталин, — приносит больше вреда, чем сотня врагов»

Сталин про царские надписи на шашках


В 1941 году, когда с вооружением новых частей были проблемы, на вооружение новых кавалерийских дивизий было решено направить шашки, которые хранились еще со времен Первой Мировой.

Соответственно, на шашках имелась гравировка «За Веру, Царя и Отечество».

Когда у Сталина спросили, что он думает по поводу использования этих шашек, тот пошевелил своими усами и сказал: «Ну и пусть рубят за веру, царя и отечество»!

Как Сталин и Черчилль немецкий флот делили


Когда в ходе совещаний о послевоенном устройстве руководители союзников решали, что делать с немецким флотом, Сталин предложил его поделить.

В ответ на это Черчилль предложил не тратить время на раздел, а просто затопить все немецкие корабли. На это Сталин ответил: «Вот вы свою половину и топите».

Сталин и поляки


С 1943 г. польским эмигрантским правительством руководил С. Миколайчик.В один из августовских дней 1944 года возглавляемая им делегация прибыла с визитом в Москву. Ее принял Сталин.

На второй встрече, в октябре, присутствовали находившиеся в Москве премьер-министр Англии У. Черчилль, британский министр иностранных дел А. Иден, посол США в СССР А. Гарриман, другие официальные лица. Переводил и записывал личный переводчик вождя В. Н. Павлов.

«Куда улетучилось довоенное шляхетское высокомерие! Лондонские поляки уныло просили о невозможном. Скорбно рассуждали об им не принадлежащем. Клялись в верности. Становились в обиженную позу. Давили на жалость. Красная армия наступала и громила врага — вот и стали раздаваться лжепатриотические стоны тех, кто ранее гадил Советскому Союзу всеми возможными способами.

Миколайчик заявляет, что польские солдаты умирали за эти земли которые он, Миколайчик, не хочет отдать.

Тов. Сталин заявляет, что за эти территории дерутся полтора миллиона украинцев и белорусов, а Миколайчик… хочет захватить их. Это называется империализмом.

…Миколайчик заявляет… — он думает, что теперь присутствует при обсуждении раздела Польши».

Тов. Сталин заявляет, что Миколайчик, однако, предлагает раздел Украины и Белоруссии. Советское правительство против раздела Украины и Белоруссии.

Черчилль уже после описанной московской встречи, а именно — на Конференции 1945 года в Потсдаме, демонстрируя свое знание истории, возмущенно бросил Сталину:

— Львов никогда не был русским городом, никогда не входил в состав Российской империи!

Сталин парировал молниеносно:

— А Варшава была, Варшава входила…

Сталин и Фадеев


Писатель Александр Фадеев славился не только своими правильными и интересными книгами, но и тем, что пил капитально. То есть запоями. А между ними он был еще и руководителем Союза писателей СССР.

Однажды Сталин вызвал руководителя Союза писателей, но на встречу приехал не Фадеев, а его заместитель Тихонов.

- А где Фадеев? — спросил Сталин.

- Товарищ Фадеев уехал на охоту и еще не вернулся.

Сталин хмыкнул и сказал в ответ:

- Ну, у нас Николай Шверник тоже любит охотиться. Но он уезжает в субботу, в воскресенье опохмеляется, а в понедельник выходит на работу.

Следом случился еще один аналогичный «выезд на охоту». Сталин при первом же случае спросил Фадеева, куда тот запропастился?

- Был в запое, — честно и прямо ответил тот.

- А сколько дней он у вас обычно длится?

- Дней десять, товарищ Сталин.

- А не можете ли вы, как коммунист, проводить это мероприятие дня три-четыре?

Победа


Первоначально, при разработке знаменитой легковой машины «Победа» предполагалось, что ее назовут «Родина». Когда о новой машине докладывали Сталину, он спросил: «Ну и почем у нас будет Родина?». После этого название автомобиля было измен

Граф Толстой и Сталин


Во время банкета в Кремле Сталин прохаживался вдоль стола, где сидели гости. Алексей Толстой произносил тост в его честь. Он говорил долго, употребляя все больше высоких эпитетов и превосходных степеней. А Сталин неоднократно останавливался около него и, хлопая по плечу, говорил: «Хватит стараться, граф».

Сталин и Димитров


Проживающий в США профессор-историк Гровер Ферр написал книгу «Антисталинская подлость», в которой назвал доклад Хрущева на XX съезде КПСС плодом мошенничества. Опровергая расхожие антисталинские домыслы, он приводит очень интересные документы. В частности, записи из дневника Георгия Димитрова.

В 1937 году праздновался двадцатилетний юбилей Великого Октября. Был обед на квартире Ворошилова. Взяв слово для тоста, Димитров принялся рассуждать о Сталине как продолжателе дела Ленина:

— …Нельзя говорить о Ленине, не связывая его со Сталиным.

Все дружно подняли бокалы. А какова была реакция вождя?

— Я очень уважаю товарища Димитрова. Мы друзья и останемся друзьями. Но я не согласен с ним… Для победы дела необходимы соответствующие условия, а вожди найдутся.

Перефразируя: было бы чувство юмора (как главное условие), а применение ему найдется.

Сталин и пресса


Пресс-конференция. Сталин отвечает на вопросы иностранных корреспондентов. Один из них, желая лягнуть советскую действительность, раскритиковал газетные и книжные публикации.

— Как у вас пишут о женщинах и сами женщины, какая скука: «Даешь работу по-стахановски», «Как я стала пятисотницей», «По трудовому почину сестер Виноградовых», «Девушки, на трактор!»…

— Ну да, серо, безлико, — поддержал вождь. — То ли дело новая книжка вашей коллеги, американской журналистки, «Как найти мужчину своей мечты, и что потом делать с этим подонком?»

Сталин и Засядько

"Обсуждалась кандидатура на пост министра угольной промышленности.Предложили директора одной из шахт Засядько. Кто-то возразил:- Все хорошо, но он злоупотребляет спиртными напитками!- Пригласите его ко мне, — сказал Сталин. Пришел Засядько. Сталин стал с ним беседовать и предложил выпить.- С удовольствием,- сказал Засядько, налил стакан водки: — За ваше здоровье, товарищ Сталин! — выпил и продолжил разговор.Сталин чуть отхлебнул и, внимательно наблюдая, предложил по второй. Засядько — хлобысь второй стакан, и ни в одном глазу. Сталин предложил по третьей, но его собеседник отодвинул свой стакан в сторону и сказал:- Засядько меру знает. Поговорили. На заседании Политбюро, когда снова встал вопрос о кандидатуре министра, и снова было заявлено о злоупотреблении спиртным предлагаемым кандидатом, Сталин, прохаживаясь с трубкой, сказал:- Засядько меру знает! И много лет Засядько возглавлял нашу угольную промышленность…"

Пост подготовлен по материалам книги "Проза великих.Сталин шутит". Москва, Агоритм, 2013 г., а также из открытых источников

Из спора журналистов

"Кажется, у Константина Симонова описание спора с западным журналистом о свободе слова:
Журналист:
- Я могу перед Белым Домом кричать, что наш президент дурак.
К.Симонов:
- Я тоже могу на Красной площади кричать, что ваш президент дурак.
Журналист:- А про Сталина можете?
К.Симонов:
- Не могу. Потому что это неправда."

Источник

Новостной сайт E-News.su | E-News.pro. Используя материалы, размещайте обратную ссылку.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (не выделяйте 1 знак)

Не забудь поделиться ссылкой

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
  1. 0
    BAPHAK
    Читатель | 1 762 коммент | 11 публикаций | 22 декабря 2017 10:06
    Про спор с журналистом о свободе слова написал Борис Полевой, повесть "В конце концов" о Нюрнбергском процессе:
    В длинные вечера здешней ранней весны, почему-то похожей на нашу позднюю осень, на улицу никого не тянет, в гостиных пресс-кемпа, в его читальнях, в баре между нами и зарубежными коллегами возникают беседы и споры. Иногда острые, но чаще добродушные.</p><p>В этих спорах нашим боевым слоном неизменно является Даниил Краминов, хорошо знающий зарубежных коллег и условия их работы.

    – Вот я в своей газете могу обругать любого сенатора либо конгрессмена, и мне ничего не будет, – шумит представитель херстовского агентства. – А вы можете?
    – Можем, ругаем и министров. У нас есть государственный лозунг – самокритика нужна нам, как воздух, как вода.
    – Я могу выйти на площадь перед Белым домом и сказать во всеуслышанье: «Трумэн – дурак». А вы?
    – Я тоже могу выйти на Красную площадь и сказать: «Трумэн дурак», – отвечает Семен Нариньяни.
    – А можете вы сказать это о Сталине?
    – Не можем, это было бы клеветой. Он такого названия не заслуживает. А клевета в печати у нас – уголовное преступление.
    После этого скрещения шпаг остроумия включается в разговор Даниил Краминов. Улыбаясь, он спрашивает:
    – А вот своего босса, сенатора или депутата, с которыми ваш босс дружит и на которых ориентируется, сможете вы обругать? Ну? Вас напечатают? А если напечатают, что с вами потом произойдет?
    Наступает пауза. Наши западные коллеги переглядываются. Здесь любят остроумие, ценят едкое слово и, что особенно приятно, умеют посмеяться и над собой. На этот вопрос Краминова никто предпочитает не отвечать.
    И еще возникают постоянные споры о свободе печати и демократии. У нас отличные переводчики, знающие И точное обозначение и все синонимы этих слов. Но сговориться по этому поводу мы так еще и не смогли, ибо каждая сторона вкладывает в них свой смысл и понимает их по-своему…
    На Украине сейчас Период Идеализации Западной Демократии и Европейских Ценностей...
    Показать
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.