ЧАТ

Профессура "Могилянки" против русофобии. Манифест Тихолаза

17:27 / 19.03.2017
1 571
0
Профессура "Могилянки" против русофобии. Манифест Тихолаза

Сковорода среди студентов Киево-Могилянской академии

Месяца два назад Александр Чаленко познакомил меня с Анатолием Тихолазом, профессором т.н. Киево-Могилянской Академии («т.н.» потому что от заложенного Петром Могилой, в заведении и духа не осталось). Встретились мы у Владимира Корнилова и разговаривали о возможности создания журнала, призванного хотя бы в культурной среде возродить атмосферу русского Киева. Был с нами еще один профессор «Могилянки» (имя которого я не открываю из соображений, которые станут вам сейчас понятными). И наличие в этом рассаднике русофобии не просто адекватных преподавателей, но способных украсить своим присутствием любой ВУЗ мира (потом прочел отзывы о Тихолазе выпускников, ставших сегодня знаменитостями), стало для меня откровением.

Очевидно, встречи подобные описанной, стали в академии достоянием гласности, последствия чего вынудили профессора выложить на Фейсбуке следующий текст. Публикую его в переводе с украинского.

Дмитрий Скворцов 16 августа 2012

МАНИФЕСТ

Профессура "Могилянки" против русофобии. Манифест Тихолаза

To whom it may concern.

В условиях националистической вакханалии, развёрнутой вокруг языкового закона К-К, ко мне стали обращаться с инквизиторскими вопросами относительно моих взглядов и даже круга людей, чьи взгляды я могу гипотетически разделять.

Удивлён я не тем, что упреки относительно моего мировоззрения я получаю от лиц, которые ну никак в отцы мне не годятся, но и фантастическим возвращением в атмосферу персональных дел на партийных собраниях: разница лишь в том, что теперь мои взгляды оцениваются не с позиций высокого марксизма, а с точки зрения архаического национализма. В связи с этим считаю необходимым высказаться кратко и однозначно (поскольку успел получить упрёки чуть ли не во лжи).

1. Считаю, что пока в стране действует Конституция, её должны уважать, её надо соблюдать, как бы отдельный гражданин не относился к её содержанию: недовольство конституционными положениями не даёт оснований для их нарушения.

2. Обязанность соблюдения Конституции не лишает гражданина права высказывать свои соображения относительно её содержания и возможных изменений этого содержания.

3. Учитывая это, выражаю личное субъективное суждение: из текста Конституции следует изъять положение о государственном статусе любого языка.

4. Наделение какого-то языка исключительным статусом в условиях Украины, которая не является мононациональным государством, неизбежно оборачивается дискриминацией других языков.

5. Закон Кивалова-Колесниченко не поддерживаю потому, что он впервые на законодательном уровне признает режим апартеида, фактически установленный для русскоязычного населения Украины. На большинстве территории Украины русскоязычное население не только не является меньшинством, но является безусловно коренным населением. Если пользоваться распространённой на Украине расистской лексикой, можно утверждать, что «титульной нацией» столицы Украины Киева есть русскоязычное население. Радикальная украинизация Киева на протяжении последних двадцати лет приводит к тому, что Киев стремительно перестаёт быть городом, а коренное население оказывается вынужденным или отказываться от своей идентичности, или превращаться в жителей гетто с неграмотным населением: о статусе «дискриминируемого» украинского языка в СССР русский язык в Киеве сейчас не может даже мечтать.

6. Такое положение возможно лишь при условии тоталитарного государственного национализма с публично провозглашённой национальной дискриминацией. Однако именно такой декларации Конституция Украины сегодня не содержит. Поэтому нужно или закрепить в Конституции статус Украины как моноэтнического государства с чётко ограниченными правами «меньшинств», или предоставить гражданам право свободно выбирать язык частного, публичного и официального общения. Какой язык станет в таких условиях господствующим мне лично совершенно безразлично, главное, чтобы он был таким не вследствие полицейского принуждения. Относительно украиноязычной культуры скажу то же самое: если она погибнет, потеряв статус государственно-принудительной – туда ей и дорога. Меня лично именно подобное предположение глубоко оскорбляет, и я могу только догадываться, что побуждает профессиональных украинцев с такой звериной яростью настаивать именно на её репрессивном навязывании народу Украины.

7. Считаю, что полемика, которая развернулась вокруг закона К-К оказалась чрезвычайно поучительной. Она позволила с предельной ясностью убедиться, что никакой разницы между кумирами галицких литературных салонов и зоологическими психопатами из «Свободы» нет: национализм и демократия несовместимы как вода с маслом. Душа, больная «фобией» (какой бы она ни была), обречена на бегство от свободы, на растворение в анонимной стихии нации, языка, государства, площади, «разом нас багато». Свобода – груз свободных индивидов, для которых государство – ночной сторож, язык – коммуникационное средство, вера – частное дело, национальность – унаследованный признак, гордиться которым так же неприлично, как цветом глаз или родимым пятном на лбу. В связи с этим, вношу окончательную ясность раз и навсегда: моя национальность – та, что указана в украинском паспорте действующего образца. В государстве Украина не предусмотрена идентификация граждан по национальному признаку. Поэтому предлагаю считать меня человеком без национальности или человеком любой национальности. Мой родной язык – тот, на котором я общаюсь здесь и сейчас. Это язык, которым думаю, говорю и пишу Я. Кто сколько хочет, пусть столько и насчитает. Кто хочет, пускай считает немым и неграмотным. Не скрою: мне абсолютно безразлично.

8. Высказанное здесь является ответами, данными на вопросы, которые задавались мне ранее или могли возникнуть в любой момент у кого угодно. Учитывая это, очень прошу больше ко мне с этими вопросами не обращаться и в полемику не вступать: по этому поводу я высказался исчерпывающе, интерес к этой теме потерял, а главное — устал.

Профессура "Могилянки" против русофобии. Манифест Тихолаза

Андрей Ваджра

Довелось мне быть студентом сперва государственного, а потом национального университета им. Тараса Шевченко как раз в те годы, когда Анатолий Тихолаз там ещё преподавал. И именно философского факультета, хотя и политологического отделения. Тогда он был ещё только кандидатом наук.

Надо отдать должное Анатолию Георгиевичу, он не просто яркая личность и классный специалист в своём деле, он – величина известная не только на Украине и в философской среде постсоветских государств, но и в Европе, где античная философия присутствует в любом серьезном европейском ВУЗе. Таких людей у нас в стране можно пересчитать по пальцам одной руки.

На мой взгляд, «Манифест» Тихолаза это не просто глас вопиющего в культурной пустыне, это – вопль всех культурных и образованных людей, уставших от агрессивного маразма кучки «свидомых диячыв», пытающихся всеми средствами насаждать в стране примитивный, пещерный национализм.

Сейчас на Украине происходит столкновение не «хохлов» с «москалями», не «мовы» с «языком», а агрессивных представителей тоталитарной политической секты, пытающихся подчинить своему контролю и диктату всё и вся, с теми, кто хочет сам распоряжаться своей жизнью, кто предпочитает самостоятельно решать, как ему жить.

Если у нас и наших детей можно забрать имя, память, прошлое, идеалы, принципы и даже родной язык, то у нас можно забрать всё что угодно, от заводов, газет, пароходов, до зарплаты, здоровья, личного кошелька и самых элементарных условий достойной человеческой жизни!

Именно поэтому я готов подписаться под каждым словом «Манифеста» Анатолия Тихолаза. Его мысли, это мои мысли. Его позиция, это моя позиция. Мы оба хотим быть свободными людьми.
Источник

Александр Зубченко

Свой первый в жизни экзамен по истории древнегреческой философии я сдавал Анатолию Тихолазу. Боялся страшно. Дело не в том, что не знал. Просто понимал: знать это все нереально. На лекциях одного из самых молодых кандидатов философских наук Киевского государственного университета открывался целый мир, далекий от консервативных учебников и справочника по истории философии. Тихолаз в свойственной ему эпатажной манере тогда заявил, что мы, тупые, не сможем это выучить. И он был прав. Я до сих пор благодарен ему за эту демонстрацию моего невольного невежества. Действительно, за полгода изучить историю зарождения философии нереально.

Не скажу, что студенты его любили. Он был колючий, говорил быстро. Не оратор. Но по содержанию был крут. Его всерьез считали гением. Еще бы, защитить в двадцать шесть лет диссертацию в Университете! Это сегодня университетов хоть пруд пруди. А при СССР в Украине был только один. «Красный». Имени Шевченко. Кафедра философии. И Анатолий Тихолаз, который проводил обряд инициации зеленых «совков», достойно это сделал.

Могу только представить, насколько же сильно достали расово-свидомые Тихолаза, если он написал следующее: «В условиях языковой вакханалии, развернутой вокруг закона о языках, ко мне стали обращаться с инквизиторскими вопросами относительно моих взглядов и даже круга людей, чьи взгляды я гипотетически могу разделять… Удивлен фантастическим возвращением к атмосфере рассмотрения персональных дел на партийных собраниях: разница заключается лишь в том, что теперь мои взгляды оцениваются не с позиций высокого марксизма, а с точки зрения «патриархального национализма».

Кто-нибудь из разумных людей может возразить против следующего тезиса Тихолаза: закон Кивалова–Колесниченко на законодательном уровне признает существование режима апартеида, фактически установленного для русскоязычного населения Украины? А разве это не так? Сколько раз уже писалось о том, что статус «регионального» унижает русский язык. И все горестно признают: ну хоть как-то признали, что русские в Украине есть.

Понятное дело, что с таким мировоззрением Тихолаз не вписался в душный тоталитарный мирок «академии». Более того, на ближайшем «ученом совете» этого расово-правильного заведения планируется рассмотреть персональное дело профессора Анатолия Тихолаза, объявить ему выговор, а кафедру философии расформировать.

Какие удивительные дела творятся у нас в стране. Человек, который умудрялся быть свободным и заниматься любимым делом при совке, в условиях идеологического диктата КПСС, не смог сохранить свободу при «демократии европейского образца», культивируемой в «Могилянке». В одной из своих статей я уже писал о том, что «академию», давно превратившуюся в секту по промывке мозгов, необходимо перенести в заповедник «свидомизма», то есть в Галичину. Официально обращаюсь с подобным предложением к министру образования Дмитрию Табачнику. Считаю, что министерство должно вмешаться в ситуацию, поскольку налицо факт преследования интеллектуалов по кагебешной статье «инакомыслие».
Источник

P.S.
А ведь всё это случилось при Регионалах. И ведь предупреждали сволочей...

Новостной сайт E-News.su | E-News.pro. Используя материалы размещайте обратную ссылку.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (не выделяйте 1 знак)

Не забудь поделиться ссылкой

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.