ЧАТ

Визовый режим с РФ: Киев хоронит себя изоляцией. Ростислав Ищенко

23:07 / 16.06.2017
2 772
0
Визовый режим с РФ: Киев хоронит себя изоляцией. Ростислав Ищенко

Поскольку от безвизового режима с Европой легче никому не стало, необходимо объяснить, откуда берутся все проблемы. Понятно, что проблемой вновь будет названа Россия, а способом решения – введение визового режима.

В связи с очередной истерикой украинского руководства по поводу введения с Россией визового (или квази-визового) режима, в российском обществе актуализировалась тема введения виз для украинцев – как ответной меры. Заодно вспомнили и о других бывших республиках СССР, выходцы из которых массами приезжают на работу в Россию.

Собственно, дискуссия не нова. Ужесточение правил, регулирующих пересечение российской границы, – довольно популярная тема, которую с завидным постоянтсвом используют политики-популисты.

Тем не менее реальная политика России базируется на диаметрально противоположном принципе. Россия всегда стремилась установить со своими партнерами максимально либеральный режим пересечения границы. Это касается и США, и Европейского союза и стран СНГ, и Китая, и всего остального мира, за исключением территорий несостоявшихся или разрушенных гражданскими войнами государств, являющихся источником незаконного оборота оружия и наркотиков, а также инкубатором бандитов.

Из всех бывших союзных республик визовый режим с Россией установили государства Прибалтики, которые стремились, а затем и вступили в ЕС и должны были следовать общеевропейской политике, а также Туркменистан – государство предельно закрытое, старающееся максимально ограничить контакты своих граждан с иностранцами.

При этом Латвия уже достаточно долгое время ведет переговоры с Россией о смягчении визового режима. Уже даже удалось договориться о безвизовом режиме для жителей приграничной (до 30 км от границы) зоны.

Яркий пример – отношения между Россией и Грузией. Дипломатические связи между странами были разорваны в 2008 году, однако с 2012 года Грузия отменила визы для россиян, въезжающих в страну на короткий срок (менее года) – и очень надеется на введение такого же режима в отношении грузинских граждан.

Также давно ведет переговоры с Россией о безвизовом режиме Европейский союз. Причем таковой мог бы быть давно установлен, если бы Брюссель не политизировал данный вопрос. Дело в том, что евробюрократия и часть национальных политиков ЕС продолжают видеть мир таким, каким он был в 90-е годы. Тогда действительно возможность попасть в Европу и хоть одним глазком посмотреть, как люди живут, была для многих граждан из "осколков СССР", как для Золушки поездка на бал. Это стимулировало занятие Европой снобистской позиции и ее попытки торговать визовой/безвизовой благосклонностью.

До сих пор такой подход проявляется в виде персональных санкций против политиков отдельных стран (в том числе России и Белоруссии), которым ЕС отказывает во въезде. Правда, "изгнанные из рая" не особенно переживают – мир велик, а Европе рано или поздно приходится либо отменять санкции, либо самой же инициировать их нарушение – переговоры-то вести надо.

Тем не менее до сих пор ЕС пытается продавать "входные билеты" в Шенгенскую зону с таким видом, как будто делает великое одолжение. Хоть на самом деле миллионы туристов легко могут оставить свои миллиарды долларов в других местах. Кстати, именно поэтому в страны Южной Европы, основой экономики которых является туристическая отрасль, получить шенгенскую визу значительно проще, чем в страны Северной Европы.

Зачем вообще визы нужны?

Если изъять из рассмотрения неадекватно снобистскую визовую политику ЕС, не имеющую ничего общего с решением реальных проблем, то в целом визовый режим решает две задачи. Во-первых, ограничение миграционных потоков и контроль над ними. Во-вторых, закрытие для своих граждан возможности общения с гражданами других государств.

Во втором случае проблема решается просто. Поскольку в вопросах виз, как и в других видах международного сотрудничества, обычно действует принцип взаимности — чем сильнее вы ужесточаете визовый режим для граждан иностранных государств, тем сильнее они ужесточают визовый режим для ваших граждан. Таким образом, усложняя или упрощая процесс пересечения собственной границы, вы, руками своих партнеров, можете регулировать возможность выезда за рубеж вашими собственными гражданами.

Именно этим соображением руководствовались те бывшие республики СССР, которые ввели с Россией визовый режим. Прибалтийские правительства откровенно боялись установления прочных связей русского меньшинства на территориях этих стран с Россией (при том, что в некоторых регионах Балтии русские составляли большинство населения). В Туркменистане политика закрытости проводится с первых дней независимости и рассматривается как гарантия устойчивости режима.

Во всех остальных случаях, как бы ни были велики проблемы и сколько бы ни шантажировали Россию введением визового режима местные элиты, он так и не был введен. Исключительно потому, что не выгоден сопредельным государствам.

Можно задаться вопросом, почему Россия не ввела с бывшими республиками визовый режим по собственной инициативе? По той же причине – он не выгоден России.

Сотни тысяч (а в последние годы и миллионы) выходцев из бывших союзных республик работают в России на сезонной основе. С учетом того, что процесс получения российского гражданства весьма затруднен, а большинство экономических мигрантов и не стремится к этому, рассчитывая рано или поздно окончательно осесть на родине, Россия получает солидный резервуар дешевой рабочей силы, которая не требует создания серьезной социальной инфраструктуры (сезонные рабочие приезжают без семей и экономят каждую копейку) и не будет через пару десятилетий претендовать на пенсионное обеспечение. Между тем, вклад мигрантов в создание национального богатства в отдельных отраслях (например, в дорожном строительстве) крайне велик.

В свою очередь, принимая сезонных мигрантов и обеспечивая их работой, Россия помогает соседям сбрасывать социальное напряжение. Но и это еще не конец процесса извлечения взаимной выгоды. За счет снижения социального напряжения пограничные режимы стабилизируются, что позволяет России не тратить ресурсы на охрану десятков тысяч километров открытой границы.

Кроме того, Москва получает серьезный рычаг воздействия на местную политику в виде сотен тысяч мигрантов и миллионов членов их семей, для которых работа в России является единственным средством прокормиться. Именно поэтому та же Грузия Абхазию и Южную Осетию России не простила и не забыла, но после избавления от совсем уж неадекватного Саакашвили отношения выровняла и стремится к их улучшению. Тбилиси хватило сделанного в 2008 году намека на то, что почти миллион грузин, работающих в России, могут в один прекрасный момент отправиться на родину. Для маленькой бедной страны это означало бы моментальную социально-политическую катастрофу и коллапс государственных институтов.

Закончим тем, с чего начали – Украиной. Очевидно, ее руководство все же введет с Россией визовый режим или какой-то его заменитель. Киев стал жертвой своей собственной пропаганды. Слишком уж долго там рассматривали ЕС как фетиш, приобщение к ценностям которого обеспечивает автоматическое попадание в прекрасный новый мир, где реки в кисельных берегах текут медом и молоком, и можно больше ничего не делать. "Маленькому украинцу" десятилетиями внушали, что для полного и постоянного счастья надо только получить безвизовый режим с ЕС и отделиться забором от агрессора-России.

Безвизовый режим с ЕС есть – осталось выполнить вторую часть плана. Поскольку же от безвизового режима с Европой легче никому не станет, необходимо будет объяснять, откуда проблемы. Понятно, что проблемой вновь будет названа Россия, а способом решения – введение визового режима (или его заменителя).

Никаких дополнительных преимуществ Киеву это не даст – произвольно не пускать россиян на свою территорию он может и с визовым режимом, и с безвизовым – это прерогатива погранслужбы. Но для отвлечения внимания населения на негодный предмет на какой-то (пусть и очень недолгий) период визовый режим сгодится.

Причем есть ощущение, что в этот раз Киев может добиться своего и нарваться на ответное введение виз или даже какую-то форму несимметричного, но от этого не менее болезненного ответа. По крайней мере, заявление министра Лаврова о возможности «зеркального ответа» дает основания считать, что в Москве окончательно утратили всякую надежду, что из остатков Украины получится что-то адекватное и жизнеспособное, и начинают действовать по принципу «умерла, так умерла».

Главное, чтобы потом не забылось, от кого исходила инициатива дальнейшего разрыва связей между Киевом и Москвой.



Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (не выделяйте 1 знак)

Не забудь поделиться ссылкой

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.