ЧАТ

Роковая ошибка гетмана Скоропадского

12:40 / 17.07.2017
1 321
0

«Я, гетман всея Украины, в течение 7, 5 месяцев все силы свои клал на то, чтобы вывести страну из того тяжелого положения, в котором она находится. Бог не дал мне силы справиться с этой задачей. Ныне, в виду создавшихся условий, руководствуясь исключительно благом Украины, я от влас­ти отказываюсь».


Так звучало отречение от власти «Его Светлости Ясновельможного Пана Гетмана Всея Украины» Павла Петровича Скоропадського. Отречение было составлено гетманом 14 декабря 1918 года, а сам он под видом раненого немецкого офицера тайно вывезен в Берлин. Так закончился эксперимент «Другого Гетьманату» – «Второго Гетманата», или «Украинской Державы». Эксперимент проходил с апреля по декабрь 1918 года под протекторатом Германии.

Но вначале предыстория гетманата. Если это был «второй гетманат», то, значит, был и «первый». Как известно, термин «гетман» в Запорожском Войске утвердился в середине XVII века, во времена Богдана Хмельницкого, которого именовали «Гетман Его Королевской Милости Войска Запорожского». Вообще же в Речи Посполитой гетманским титулом были наделены министры обороны и главнокомандующие армиями Королевства Польского и Великого княжества Литовского. После перехода Левобережной Украины «под руку Московского царя» в 1654 году полномочия «Гетмана Его Царского Пресветлого Величества Войска Запорожского» значительно расширились: за ним закрепилась и высшая законодательная, и высшая исполнительная власть. Гетман представлял свое государство – Гетманщину – в отношениях с другими государствами, за исключением Речи Посполитой и Османской империи. А с Московским царем каждый новый гетман заключал особый договор – «статьи». Политическая история Гетманщины была достаточно сложна и противоречива, вспомним хотя бы Ивана Мазепу. А формально «первый гетманат» закончился в 1764 году, когда в отставку ушел последний гетман Запорожского казачества К.Г. Разумовский. Указом от 10 (21) ноября императрица Екатерина II упразднила гетманский титул.

«Второй гетманат» начался 29 апреля 1918 года. Проходивший в Киеве Всеукраинский съезд хлеборобов в Киеве (около 7000 делегатов от 3 млн украинского населения) принял решение о восстановлении этой «исторической формы правления Украины». Новым гетманом Украины делегаты съезда единогласно избрали П.П. Скоропадского. К тому времени генерал-адъютант императора Николая II, генерал-лейтенант и командующий 34-м армейским корпусом П.П. Скоропадский уже подал в отставку с русской службы. С декабря 1917 года он возглавил сформированные на территории автономной Украинской Народной Республики национальные милицейские части – «Вільне козацтво». «Вольное казачество» представляло собой территориальную военизированную организацию, созданную для «обороны вольностей украинского народа и охраны порядка». А в период декабря 1917 – апреля 1918 года «Вольное казачество» стало решительной силой в сопротивлении большевизму. Итак, 29 апреля 1918 года руководитель «Вольного казачества» Скоропадский избран гетманом. В тот же день епископ Никодим (Кротков), управляющий Киевской кафедрой, совершил чин миропомазания Скоропадского на гетманство. Было ли это действительно таинством миропомазания или аналогом инаугурационного помазания на царство, мы не знаем. Но так или иначе, церковный обряд, совершенный епископом Никодимом в киевской Св. Софии, означал весьма амбициозные претензии нового гетмана на божественные санкции его власти.

Первым делом «Его Светлость Ясновельможный Пан Гетман Всея Украины» обнародовал «Грамоту ко всему украинскому народу», в которой заявлял, что «откликнулся на зов трудящихся масс Украинского народа и взял на себя временно всю полноту власти» и обещал «обеспечить населению спокойствие, закон и возможность творческого труда». Согласно этой грамоте Украинская Центральная Рада и все земельные комитеты объявлялись распущенными, министры Украинской Народной Республики (УНР) и их товарищи – уволенными с должностей, а право частной собственности – восстановленным. Так прекратила свое историческое существование провозглашенная 7 (20) ноября 1917 года УНР, с 9 (22) января 1918 года – независимое государство. И возникла Украинская держава – Гетманат. Кстати, родоначальник «второго гетманата» П.П. Скоропадский имел почти прямую родственную связь с «первым гетманатом». Павел Петрович приходился праправнуком брату гетмана Ивана Скоропадского. Того самого Ивана Ильича Скоропадского, который держал в своих руках булаву гетмана объединённого войска Запорожского с 1708-го по 1722-й год. Именно И.И. Скоропадский возглавил во время Полтавской битвы верных Петру I казаков, а затем стал в качестве верного союзника России преемником «изменника Мазепы».

Его дальний потомок – гетман П.П. Скоропадский также может быть, хотя и с некоторой натяжкой, назван союзником России. Конечно, действовал он преимущественно при поддержке германских оккупационных властей. Политика Украинской державы Скоропадского была очень сложной. Угроза существовала и со стороны большевиков, и со стороны украинских «самостийников». В поисках политических партнеров и «опекунов» Скоропадский метался между Германией и Антантой – противниками в медленно затухавшей I Мировой войне. То союзником, а то и конкурентом Скоропадского выступала Добровольческая армия Деникина. Но все же мы рискнули назвать Скоропадского союзником России, конечно же, России небольшевистской. Риск есть, но исторически он оправдан. Дело в том, что отношение гетмана Скоропадского к России было обусловлено форматом нового политического проекта – федеративной Великой России. Впоследствии, в своих «Воспоминаниях» он излагал такую apologia pro vita sua: «Я глубоко убежден, что моя политика была правильна и в отношении Великороссии, и в отношении Украины. Только идя тем путем, которым я шел, можно было создать Украину, и тем же путем можно было во сто крат легче восстановить Россию… Я не скрываю, что хочу лишь широко децентрализованной России; чтобы жила Украина и украинский народ; чтобы в теснейшем союзе отдельных областей и государств Украина занимала достойное место и чтобы все эти области и государства сливались бы, как равные с равным, в одном могучем организме по имени Великая Россия…». И вот еще: «Я определенно смотрел и смотрю, и это знают мои близкие – настоящие русские люди, что будущее Украины в России, но Украина долж­на войти, как равная и равной на условиях федерации… Самостийство было необходимо, как единственная оппозиция большевизму. Надо было поднять национальное чувство… Я никогда не симпатизировал немцам, но только они спасли русскую культуру на Украине».

«Самостийство», оправдывался Скоропадский спустя годы, было необходимо. Но эта необходимость и стала роковой причиной его собственного падения.

12 ноября 1918 года из Лукьяновской тюрьмы в Киеве был освобожден Симон Петлюра. Петлюра был арестован за антигерманский манифест и призывы к ликвидации помещичьих землевладений. Однако под давлением депутатов-социалистов в германском Рейхстаге немецкие оккупационные власти, с согласия гетмана Скоропадского, отпустили Петлюру под честное слово. А тот, не теряя времени, организовал в Белой Церкви штаб своей новой армии и развернул агитацию за свержение и гетмана, и немцев-оккупантов. Эта агитация стала катализатором восстания, которое набирало обороты с фантастической скоростью. И с места в карьер войска Петлюры пошли в наступление на Киев. 13 декабря 1918 года между германским командованием и петлюров­цами было заключено соглашение. В обмен на беспрепятственную эвакуацию немцы предоставили пет­люровцам «зеленый коридор» на украинскую столицу.

А в самом Киеве о Петлюре имели достаточно смутное представление. Вот два свидетельства, почти документальные. Одно из «Белой гвардии» Михаила Булгакова, другое из «Воспоминаний» Надежды Тэффи.

Булгаков:

«Узник, выпущенный на волю, носил самое простое и незначительное наименование – Семён Васильевич Петлюра. Сам он себя, а также и городские газеты периода декабря 1918 – февраля 1919 года называли на французский несколько манер – Симон. Прошлое Симона было погружено в глубочайший мрак. Говорили, что он будто бы бухгалтер.
Нет, счетовод.
Нет, студент».

Тэффи:

«Бродили неясные слухи о Петлюре. «Это еще кто такой?»
Одни говорили – бухгалтер.
Другие – беглый каторжник.
Но, бухгалтер или каторжник, во всяком случае, он – бывший сотрудник


«Киевской мысли», сотрудник очень скромный, кажется, просто корректор…»

Скоро, очень скоро этот «счетовод», «студент» или «корректор» выгонит гетмана из украинской столицы и станет главой Директории восстановленной УНР.

Конечно, освобождение Симона Петлюры из Лукьяновской тюрьмы было роковой ошибкой Скоропадского. Спустя годы он пытался всячески отмежеваться от своей ответственности за действия лидера «самостийников». Уже в эмиграции, в ответ на упреки известного украинского ученого и дипломата Н. М. Могилянского, бывший гетман писал: «Я неоднократно говорил Вам и писал, что с Петлюрою никогда ничего не имел общего, что я его презираю и считаю его величайшим врагом Украины…»

Как только не называли гетманат Скоропадского – и «опереткой», и «трагифарсом», как только не потешались над политическим фатализмом его «говорящей» фамилии. Действительно, режим «второго гетманата» оказался очень слабым и фатально неудачным. Украина во времена Скоропадского вновь отдалась во власть своей исторической судьбы –страны «у краины» – «на краю». На краю разных политических интересов и амбиций: внешних – Германии и Франции, внутренних – социалистов «самостийников», большевиков и анархистов. «Украинская держава» так и не смогла обрести свою политическую субъектность, необходимую для реализации федералистского проекта Скоропадского. Да и большевистская Россия 1918 года явно не могла стать партнером в этой утопии «старого порядка». Однако сейчас, почти столетие спустя, слова Скоропадского о союзе Украины и России как «равного с равным, в одном могучем организме по имени Великая Россия…» вовсе не кажутся историческим анахронизмом. Наоборот.

Эпилог «второго гетманата».

16 апреля 1945 года живший в Германии П.П. Скоропадский был тяжело ранен во время бомбежки англо-американской авиации станции Платлинг около Мюнхена. Спустя 10 дней, 26 апреля, Скоропадский скончался в госпитале бенедиктинского аббатства Меттен. Похоронен в фамильном склепе Скоропадских в баварском городке Оберсдорф. Его сын Данило Павлович считался среди своих политических сторонников в украинской эмиграции легитимным наследником гетманского титула («гетьманычем») и возглавлял монархическую организацию Союз Гетьманців Державників у Північній Америці – Союз гетманцев-государственников в Северной Америке. 23 февраля 1957 года Данило Павлович скоропостижно скончался в Лондоне при довольно странных обстоятельствах. Вместе с ним была окончательно похоронена и история «второго гетманата». My Webpage



Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (не выделяйте 1 знак)

Не забудь поделиться ссылкой

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Для того чтобы оставлять комментарии на сайте вам необходимо зарегистрироваться на сайте или войти через социальные сети
Прокомментировать
Отправить (необходима регистрация)