Между пяти огней. Ростислав Ищенко » E-news.su
ЧАТ

Между пяти огней. Ростислав Ищенко

11:42 / 22.09.2016
3 075
0
Петр Алексеевич Порошенко под предлогом участия в заседании Генассамблеи ООН посетил США и встретился с Хиллари Клинтон. Кандидат от демократов благосклонно выслушала жалобы на Россию и просьбы об инвестициях, но тем дело и кончилось.

Между пяти огней. Ростислав Ищенко

Впрочем, стоило ли ожидать большего? С точки зрения как лично госпожи Клинтон, так и традиций американской политики, уже сам факт встречи бывшего госсекретаря и кандидата в президенты США с руководителем нищего бантустана, который может быть в любой момент насильственно отстранен от власти собственными соратниками, — большое одолжение последнему.

А ведь Порошенко помимо личной встречи получил еще и целый миллиард долларов от МВФ, который должен обеспечить устойчивость его режима до дня американских выборов.

Далеко не каждому «демократическому» диктатору так везет.

Впрочем, Петр Алексеевич, чутко улавливающий нюансы американской предвыборной кампании, желал встретиться еще и с Дональдом Трампом, чьи шансы выиграть избирательную гонку вопреки прогнозам украинских экспертов и ожиданиям киевских политиков в сентябре уравнялись с клинтоновскими, а по некоторым данным — и несколько превзошли их. Для Порошенко это было действительно важно. Он смог бы продемонстрировать своим киевским оппонентам, что кто бы ни стал президентом США, а его будет поддерживать лично новый глава Белого дома.

Но не сложилось. Трамп предпочел иметь руки развязанными. В конце концов это люди из команды Клинтон засветились в поддержке майдана. И это именно бывший госсекретарь требует ужесточения противостояния с Россией по всем направлениям. Концепция Трампа, наоборот, предполагает возможность принесения в жертву таких дорогостоящих союзников, как Украина, для того чтобы иметь возможность сосредоточиться на американских проблемах. Может быть, став президентом, Трамп иначе определит ценность Украины в целом и Порошенко в частности, но пока это так.

Параллельно, всё еще сражающаяся за канцлерство Ангела Меркель, которую молчаливо поддерживает смирившийся со своей судьбой Франсуа Олланд, вновь потребовала от Петра Алексеевича срочно приступить к выполнению Минских соглашений. Она желает уже 15 октября возобновить встречи в «нормандском формате». Но реализация этого желания наталкивается на жесткое требование президента России Владимира Путина, который пожелал вначале увидеть хоть какой-то конструктив со стороны Киева, ибо полуторалетние бесплодные переливания из пустого в порожнее практически полностью выхолостили идею мирного урегулирования украинского кризиса при участии действующей киевской власти.

В целом на Западе сформировались три позиции по украинскому вопросу, две из них — в США.

Позиция ЕС состоит в том, что Киеву необходимо срочно начать скрупулезно исполнять свои обязательства в рамках Минских договоренностей, иначе ни о какой поддержке его режима речи идти не может. При этом такую позицию Германия формулирует уже практически в одиночестве. Франция, до недавнего времени придерживавшаяся такого же взгляда, полностью потеряла интерес к Украине в тот момент, когда шансы Олланда на весенних, 2017 года, президентских выборах свелись к нулю. Ныне в вопросах реализации «Минска» Париж пассивен и не мешает Берлину надеяться на лучшее, а сам деятельно готовится к худшему.

Позиция США, по версии Хиллари Клинтон, заключается в том, что Вашингтон готов поддержать президента Украины морально и выделить (за счет МФВ) немного денег, чтобы дать ему возможность «досидеть» до ноября. Дальше решать, что с ним делать, будет уже новая администрация. Но даже на то, чтобы продержаться полтора месяца, оставшиеся до американских выборов, Петру Порошенко не только не дадут больше денег, но и не уделят слишком много внимания. Так, встреча мимоходом, которую он может использовать в своей медиакампании на Украине и которая ничем не угрожает Клинтон, поскольку американские СМИ вообще не заметят столь незначительного события.

Позиция США, по версии Трампа, вообще не предполагает какого-то специального интереса к Украине. Если ситуация сложится таким образом, что за счет этой территории можно будет что-то выторговать у России, он поторгуется. Если нет — тоже неплохо, поскольку снимется проблема в отношениях с европейскими союзниками, возникшая из-за слишком глубокой и слишком ангажированной вовлеченности США в украинский конфликт.

Но существует еще и позиция России, сформулированная президентом Владимиром Путиным. Москва в принципе отказывается замечать существование Порошенко до тех пор, пока он не начнет выполнять взятые на себя обязательства. Ну а если не начнет, то дальнейшие переговоры о судьбе Украины Путин настроен вести с европейскими партнерами, вообще исключив из них неконструктивный Киев.

Таким образом, имеем четыре позиции внешних (по отношению к Киеву) центров силы, две из которых (Трампа и Путина) заключаются в полном игнорировании действующей украинской власти, а еще две (Меркель и Клинтон) — в слабой и условной поддержке, которая может быть свернута уже во второй половине октября — начале ноября 2016 года, если Киев не выполнит «домашнее задание». И хотя Клинтон желает больше жесткости в отношениях с Россией, а Меркель — больше конструктива, первый пункт «домашнего задания» идентичен: Порошенко должен доказать, что способен контролировать ситуацию в стране.

Вот тут-то и выступает на сцену еще одна сила, формулирующая пятую позицию. В последние месяцы, несмотря на усиление противоречий между радикалами и условными умеренными украинскими политиками, в одном вопросе в Киеве сформировался общенациональный консенсус. С тезисом о том, что Порошенко должен уйти, согласны и нищие, и олигархи, и нацисты, и антифашисты, и русскоязычные жители юго-востока, и галичане.

Режим, чья внутренняя устойчивость определялась внешней поддержкой, провис, как только для продолжения внешней поддержки понадобилось продемонстрировать внутреннюю устойчивость.

Порошенко больше не способен к каким-либо целенаправленным активным действиям, у него для этого не осталось ни пространства для маневра, ни ресурса. Теперь он может только ждать и надеяться, что всё рассосется как-то само.

Ростислав Ищенко

Между пяти огней. Ростислав Ищенко

Болезнь президента, бомбы и Конституция: загадки киргизской политики

Новости из Киргизии пошли косяком.

Президент Алмазбек Атамбаев внезапно решил взять внеплановый отпуск и вместо Генассамблеи ООН отправился в Турцию на обследование, которое, по словам его пресс-службы, может продлиться до первого октября. Почти две недели уйдёт на выяснение проблем с сердцем.

Не успел президент отправиться на лечение, как в Бишкеке обезвредили две бомбы, непонятно кем заложенные. Госкомитет нацбезопасности призывает граждан к бдительности.

На следующий день после резкого ухудшения состояние здоровье президента Киргизии улучшилось настолько, что он оперативно ознакомился с предложенными поправками в Конституцию Киргизии, одобрил их и предложил вынести на всенародный референдум.

В жизни и в политике случаются самые неожиданные совпадения. Но иногда их бывает слишком много и они слишком противоречат логике развития событий, чтобы не вызвать беспокойство.

Безусловно, ухудшение состояния здоровья Алмазбека Атамбаева случайно могло совпасть с попыткой организации терактов в столице Киргизии. Но вот место и время его заявления по конституционным проблемам вступают в противоречие со здравым смыслом.

Поправки в Конституцию Киргизии предложены не вчера. Сложно представить себе, что здоровье президента страны ухудшилось столь резко и столь внезапно, что, вылетев на Генассамблею в Нью-Йорк, он прибыл на лечение в Турцию, а едва почувствовав улучшение, он озаботился изучением поправок. Причём изучил их так оперативно и настолько глубоко, что решил поддержать публично, не откладывая дело в долгий ящик.

Логично было бы ожидать его заявления либо до отлёта из Бишкека, либо после возвращения. В принципе, заявления по проблемам внутренней политики, тем более по принципиальным конституционным вопросам принято делать дома.

Более того, в данном случае возникает юридическая конституционная коллизия. Принятая в 2010 году, также на референдуме, Конституция Киргизии не допускает внесение в неё изменений до 2020 года. И это положение закреплено в тексте самой Конституции.

Безусловно, орган, принявший документ, имеет право его изменить или вовсе отменить. Так что в данном случае референдум может изменить решения предыдущего референдума.

Тем не менее заявление о согласии на изменение Конституции, которая прямо запрещает такое изменение, срочно сделанное из заграницы, в условиях, когда состояние здоровья потребовало экстренного обследования, причём за рубежом, не может не вызвать подозрения в вынужденном характере такого решения.

Характерно, что предлагаемые изменения должны резко усилить полномочия премьер-министра, в том числе разрешить совмещение данной должности с депутатством. Это при том, что Киргизии и так является парламентской республикой, то есть глава правительства полномочиями не обделён.

Итак, что мы видим?

Во-первых, глава государства как минимум на две недели оказывается не в состоянии полноценно исполнять свои обязанности и покидает территорию страны.

Во-вторых, возникает угроза дестабилизации положения в столице (предотвращённые теракты).

В-третьих, президент срочно поддерживает поправки в Конституцию, резко повышающие политический вес премьера, опирающегося на парламентское большинство.

В целом это напоминает создание нового центра силы, способного сохранить стабильность в критической ситуации, когда способность главы государства оперативно и адекватно реагировать на потенциально быстро меняющуюся ситуацию в стране оказывается под вопросом. Как по состоянию здоровья, так и по причине его отсутствия на территории Киргизии.

По факту своим заявлением Атамбаев обеспечивает преемственность власти на случай непредвиденных обстоятельств. В преддверии референдума, даже не успевший получить новые полномочия премьер будет рассматриваться как ключевая фигура во властной иерархии.

Мне уже доводилось в своё время писать о том, что Киргизия является ключевым государством Средней Азии. Она находится на стыке границ Казахстана, Узбекистана и Таджикистана. Испытывает значительное казахстанское и китайское влияние. У Бишкека сложные пограничные проблемы с Ташкентом и неоднозначные отношения с Душанбе. Астана смотрит на него как на младшего партнёра, а Китай — как на потенциальные ворота для экономического и политического проникновения в регион.

Совсем недавно из Киргизии была выведена база ВВС США. Практически одновременное вступление Бишкека в Евроазиатский экономический союз усилило влияние в стране не только Казахстана, но и России.

Необходимо помнить, что организация власти в Киргизии является наиболее демократичной из всех среднеазиатских государств.

Впрочем, это не только не уберегло Киргизию от двух подряд цветных переворотов и периодических попыток организовать третий, но, наряду с другими особенностями, стимулировало их.

В частности, в Киргизии высокий уровень образованности молодёжи и столь же высокий уровень безработицы. Эта ситуация в значительно меньшей мере, чем в других среднеазиатских государствах, микшируется выездом на заработки за рубеж, а также патерналистской деятельностью правительства. Киргизия, в отличие от поставляющих на мировой рынок углеводороды Таджикистана, Узбекистана и Казахстана, просто не располагает для этого достаточными бюджетными возможностями.

В то же время относительно более высокая демократичность политической жизни стимулирует общественную активность, одновременно снижая возможности властей к административному и силовому подавлению оппозиции.

По ряду признаков (в частности, высокий уровень образованности молодёжи при отсутствии гарантий трудоустройства) Киргизия напоминает Тунис, с которого началась «арабская весна».

Таким образом, проблема стабильности и преемственности власти стоит для Киргизии даже острее, чем для её соседей, хотя бы потому, что узбекский или туркменский вариант преемственности для Бишкека затруднён.

Поскольку же цена киргизской стабильности крайне высока не только для самого Бишкека, но и для всего среднеазиатского региона, который, в свою очередь, играет ключевую роль в обеспечении стабильности и торгово-экономической связности всего евроазиатского континента, обеспечение устойчивости и легитимности центральной власти является приоритетом не только для Киргизии, но и для её соседей и партнёров.

Таким образом, цепь случайных совпадений, на одном конце которой находится внезапная болезнь президента, а на другом — конституционные изменения выглядит более чем закономерной. Ослабление центральной власти в Бишкеке недопустимо ни при каких условиях.

Ростислав Ищенко

Новостной сайт E-News.su | E-News.pro. Используя материалы, размещайте обратную ссылку.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (не выделяйте 1 знак)

Не забудь поделиться ссылкой

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.