ЧАТ

Валентин Катасонов. Революционеры и контрреволюционеры финансового мира

10:19 / 16.03.2017
392
0
Слово «Финтех» прочно вошло в обиход людей, профессионально связанных с миром денег, банков, фондовых и валютных бирж. Это сокращённое обозначение «финансовых технологий» (ФТ). Речь идёт о новых технологиях, которые внедряются в разные виды финансового бизнеса – банковское дело, страхование, биржевые операции, управление активами, денежные переводы и т.д. В подавляющем числе случаев это информационно-компьютерные технологии (ИКТ),положенные в основу современной «цифровой революции», преобразующей все сферы человеческой жизни.

Тема «финансовых технологий» обсуждается сегодня на всех уровнях – в банках и компаниях, денежными властями и финансовыми регуляторами отдельных стран, на международных форумах. На Всемирном экономическом форуме в Давосе в 2016-м и 2017 году его участники говорили не просто о Финтехе, а о революции в сфере финансовых технологий.

Чем вызван такой высокий интерес определённой части общества к этой теме?

Во-первых, обострением конкуренции в финансовом секторе экономики и стремлением традиционных участников финансового рынка (банков, страховых компаний, фондов и др.) снизить свои издержки и повысить качество услуг (скажем, снизить риски, повысить скорость проведения операций и т.д.).

Во-вторых, желанием компаний, позиционирующих себя как «высокотехнологичные» и проникнуть на финансовый рынок, и закрепиться на нём, потеснив (или даже полностью вытеснив с финансового рынка) традиционные финансовые институты – прежде всего банки.

В-третьих, пониманием со стороны некоторых участников рынка (как банков, так и высокотехнологичных компаний) того, что нынешняя финансовая система стремительно деградирует и может в любой момент рухнуть. Такие прозорливцы полагают, что новые финансовые технологии нужно использовать не для того, чтобы совершенствовать существующую финансовую систему, а для того, чтобы создать ей альтернативу. Что-то наподобие запасного аэродрома.

Разработки и внедрение ФТ резко активизировались после финансового кризиса 2007-2009 гг. Банки и другие традиционные финансовые институты рассчитывали на ФТ как средство восстановления пошатнувшегося положения. Аутсайдеры из мира IT воспользовались их ослаблением для того, чтобы захватить финансовый рынок. Клиенты банков начали терять интерес к депозитно-кредитным организациям, поскольку процентные ставки по вкладам стали резко падать, а затем вообще ушли в минус. Клиенты стали уходить в наличные деньги и искать альтернативные варианты вложений. Финансовые новаторы начали предлагать в этой ситуации физическим и юридическим лицам новые «финансовые инструменты». Среди них –криптовалюты. Причём новые («цифровые») валюты можно было не только купить на обычные деньги (доллары, евро, фунты), а начать их создавать («добывать», заниматься «майнингом»). В мире началась лихорадка. Мы знаем, что в своё время была золотая лихорадка в Калифорнии и на Аляске, а в начале XXI века десятки тысяч людей в разных странах мира бросились добывать монеты «биткоин» (bitcoin – BTC), просиживая у компьютеров сутками и неделями.

Сегодня часть банковского мира не желает никаких революционных потрясений и борется за сохранение сложившегося status quo. Эти, можно сказать, контрреволюционеры. Они блокируются с денежными властями, которые тем более склонны к поддержанию status quo и органически связаны с миром банков.

А революционерами выступают люди и компании, представляющие мир ИКТ. Надо отдать им должное: они креативны, агрессивны, хорошо организованны и используют любую возможность для того, чтобы захватывать новые плацдармы. Они, в частности, ищут себе союзников во власти. В США, например, в послевоенные десятилетия сложились устойчивые связи между бизнесомСиликоновой долины и такими ведомствами, как Пентагон, ЦРУ, АНБ, ФБР. Эти ведомства выступают важнейшими заказчиками компаний Силиконовой долины. Они незримо оказывают поддержку компаниям IT в деле революционных преобразований финансового мира на основе цифровых технологий. Яркий пример альянса между компаниями IT и спецслужбами США – проект создания биткоина.

На протяжении нескольких лет проект этой валюты подготавливался в условиях секретности. Это венчурный проект, но программное обеспечение по созданию новой цифровой валюты и её криптографической защите, по мнению экспертов, требовало усилия большого коллектива профессионалов. Такую работу не мог проделать чудак-одиночка. В 2009 году новая валюта была выведена на орбиту. Сразу же новыми деньгами, которые обеспечивали полную анонимность их создателям и пользователям, заинтересовались криминальные структуры. Лишь в 2013 году американские правоохранительные органы начали операции по «зачистке» криминального бизнеса, основанного на использовании биткоина. А осенью 2015 года финансовые регуляторы США приняли по вопросу биткоина решения, которые фактически легализовали новую валюту. В это же время власти штата Калифорния, где располагается Силиконовая долина, уравняли биткоин в правах с долларом США. Проекту была дана зелёная улица. Денежные власти США вынуждены были закрыть глаза на появление альтернативной доллару денежной единицы.

Продвижение ФТ усиленно лоббируется в СМИ, которые на все лады расхваливают новые финансовые технологии, новые виды услуг, финансовых инструментов и цифровых валют. Так, у обывателя сложилось устойчивое мнение, что биткоин и другие цифровые валюты обеспечивают человеку полную свободу, конфиденциальность, анонимность. Современный образованный обыватель скажет вам, что сеть биткоина — одноранговая, децентрализованная или пиринговая (англ. peer-to-peer, P2P — равный к равному). Мол, все участники сети (пиры) равноправны, здесь нет никакой иерархии, вертикали власти. В такой сети отсутствуют выделенные серверы, а каждый узел является как клиентом, так и выполняет функции сервера. В отличие от общепринятой архитектуры «клиент-сервер», такая организация не только обеспечивает равенство всех участников, но и позволяет сохранять работоспособность сети при любом количестве и любом сочетании доступных узлов. Сеть будет очень живучей даже в случае возникновения каких-то катаклизмов. Все очень красиво и убедительно. За исключением одного: концепция и программное обеспечение пиринговых сетей, взятые на вооружение энтузиастами биткоина, разрабатывались при активном участии американских спецслужб. Образно выражаясь, они предложили почитателям ФТ надёжный сейф, но ключи от этого сейфа оставили у себя.

Нельзя исключить и другой вариант, когда Большой Брат сумеет без труда открыть сейф наивного любителя финансовой свободы и конфиденциальности. Технический прогресс не стоит на месте. В том числе в сфере ИКТ. На наших глазах рождается новое поколение сверхмощных квантовых компьютеров. Частные корпорации (например, IBM, Google), спецслужбы (АНБ, ЦРУ), Европейская комиссия и многие другие организации тратят ежегодно на разработку квантовых компьютеров сотни миллионов и миллиарды долларов. Специалисты отмечают, что уже сейчас с помощью таких компьютеров можно полностью взломать все системы криптографической защиты, используемые в сети биткоина.

Следует отметить, что и стан банкиров («контрреволюционеров») отнюдь не монолитен. Некоторые банки полагают, что процесс тектонических изменений в мире финансов неизбежен. Поэтому они предпочитают не тратить силы на противодействие этим изменениям, а встать во главе революционных преобразований. Такие банки есть и на Уолл-стрит, и в Лондонском Сити, и в континентальной Европе.

В конце лета 2016 года четыре банка анонсировали проект создания «практических расчётных денег» (utility settlement coin) – ПРД. Речь идёт о цифровой валюте, которая должна стать стандартным инструментом расчётно-клиринговых операций для обслуживания сделок на рынках ценных бумаг. Система расчётов, основанных на ПРД, использует технологию блочных цепей («блокчейн»), лежащую в основе биткоина. «Блокчейн» позволяет выстраивать расчёты, не прибегая к помощи посредников (прежде всего, банков). Как выяснилось, над проектом ПРД уже сравнительно давно работал швейцарский банк UBS. К проекту UBS в прошлом августе присоединились Deutsche Bank, Santander и BNY Mellon. Это банковская элита. Анонсирование проекта «великолепной четвёркой» говорит о том, что банкиры уверены в успехе. Они уверены, что сумеют получить необходимые разрешения на операции с новой валютой как у американских, так и европейских финансовых регуляторов.

К переменам готовятся и другие банки, причём готовятся в активном режиме, финансируя разработки новых финансовых технологий. Изучением и внедрением в свою деятельность технологий «блокчейн», подрывающих нынешнюю вертикальную архитектуру финансового мира, занимаются уже многие крупнейшие международные банки. Согласно исследованию Всемирного экономического форума «Будущее финансовой инфраструктуры» (опубликован в августе 2016 года), объём инвестиций в это направление за последние три года составил 1,4 млрд. долл.

Без преувеличения можно сказать: если добро на новую валюту упомянутой выше «великолепной четвёркой» будет получено (запуск проекта запланирован на начало 2018 года), это будет означать революционный перелом в войне «консерваторов» и «новаторов» в пользу вторых, после чего начнётся стремительное изменение всего финансового мира, а затем и всего мирового порядка. Источник

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (не выделяйте 1 знак)

Не забудь поделиться ссылкой

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Для того чтобы оставлять комментарии на сайте вам необходимо зарегистрироваться на сайте или войти через социальные сети
Прокомментировать
Отправить (необходима регистрация)