Об идеологии двойного отречения – от имперского и советского наследия (беседа с руководителем пресс-службы УПЦ) » E-news.su
ЧАТ

Об идеологии двойного отречения – от имперского и советского наследия (беседа с руководителем пресс-службы УПЦ)

05:26 / 28.03.2018
1 109
0
Об идеологии двойного отречения – от имперского и советского наследия (беседа с руководителем пресс-службы УПЦ)

Так уж сложилось: когда у нас на Украине Церкви угрожает опасность, когда трудно разобраться в смысле происходящего внутри церковной ограды и вокруг неё, я звоню или прихожу к этому человеку. Василий Семёнович Анисимов. Заслуженный журналист Украины. Руководитель пресс-службы УПЦ. Прошу простить меня за древний каламбур, но, помня о легионах липовых награждённых, рискну написать – «заслуженно заслуженный». Его статьи о Чернобыльской катастрофе и судьбах чернобыльцев, за которые он был награждён орденом, помогли тысячам людей. Его расследования по материалам о злоупотреблениях и коррупции в 1996 году были удостоены золотой медали. Его книги о церковном расколе на Украине многих уберегли от филаретовского обмана. А ещё он знает на память тысячи стихов Пушкина, Тарковского, Ахматовой, Заболоцкого и прекрасно их читает. И вот сегодня, когда на Украине поджигают церкви (только в Киеве с начала года произошло четыре поджога храмов), я снова иду к Василию Анисимову. Обычно мы встречаемся в Киево-Печерской лавре. В одном из корпусов у него небольшой кабинет. На этот раз, прежде чем предлагать свои вопросы, я вдруг вспомнил давнюю фразу моего друга: «Как власть относится к Церкви, так и Бог относится к власти». Впрочем, вспомнил не случайно. Ведь о власти и Церкви, о тайных мотивах антицерковных гонений хотелось на этот раз поговорить.

– Василий Семёнович, кто сегодня заинтересован в гонениях на УПЦ? Каковы явные и скрытые движущие силы гонений?

– Бог вручил наш народ Православной Церкви для его спасения и сохранения. Тысячу лет Церковь молится обо всех и о каждом: спаси и сохрани! Всё злобное, губительное, разрушительное, обагряющее руки в крови, естественно, видит в Церкви Христовой противника. Поэтому УПЦ уже четыре года находится под ударом партии войны, которая сегодня объединяет и власть, и большую часть оппозиции, владеет основными СМИ. Клевета, провокации льются как из рога изобилия.

Недавно Виктор Балога заявил, что Украиной правит хунта. А это очень опасное состояние власти, поскольку функция служения народу полностью заменена стремлением к самосохранению. Отсюда истерия, раскрытие антиукраинских заговоров, поиск внутренних врагов, пятых колонн «шупальцев агрессора». Власть много бед принесла нашему народу, поэтому стремится канализировать народное негодование и направить под водительством своих провокаторов-боевиков в нужное русло. Поэтому боевики под телекамеры идут громить не министерства за людоедские тарифы, медицинскую, пенсионную и прочие «реформы», не «ПриватБанк» за украденные 5 миллиардов долларов, а крошечный храм у Десятинного монастыря. И жгут не поместья олигархов, а опять же православные церкви.

– Ты полагаешь, что именно власть стоит за гонениями?

– Не только власть, а весь майдановский националистический синклит. Они соревнуются в милитаристской, русофобской истерии. В Верховной раде есть горстка депутатов, которые якобы представляют интересы миллионов русских граждан Украины. Так их так затюкали, что они боятся даже слово по-русски сказать. Хотя такое право защищено законами и Конституцией Украины.

– В интернете часто выкладывают фотографию, где Порошенко изображён в стихаре, с иконой в руках во время православного крестного хода. Выходит, его православная вера была показной? Или же сегодняшние гонения на Христову Церковь говорят о его падении (отпадении)?

– Это говорит о конъюнктуре. В студенчестве Порошенко стал коммунистом, говорят, в армии вступил, потому что это было выгодно для карьеры. Политическую деятельность начал в 1999 году в партии Медведчука, потом оказался в замах у Азарова, который враждовал с Медведчуком, затем оказался при высоких должностях у Ющенко, который враждовал и с Азаровым, и с Медведчуком, потом был министром у Януковича и Азарова, а кончил тем, что свергал обоих на майдане. Эта беспринципность объясняется тем, что у нас политика – это крышевание бизнеса. Партийная идеология роли не играет: социал-демократы или правые русофилы или оранжевые националисты – разницы никакой. Полагаю, такая же история и с православной верой. Было выгодно – был православным, теперь – филаретовец и униат, с ними комфортно: куда палку ни брось, помчатся с тявканьем и брызгая слюной. А УПЦ со своими бесконечными призывами к миру, крестными ходами – как кость в горле.

– Такое впечатление, что у гонителей Церкви наступило помутнение не только совести, но и рассудка. Ведь они посягают на Самого Бога, на дома Божьи. А история знает множество примеров, когда гонители Церкви получали страшное воздаяние уже в земной жизни. Вспоминаются ли такие случаи?

– Самый показательный – это трагедия Василия Червония. Он был коммунистом, вожаком комсомольских дружин на Ровенщине, затем стал нардепом и по заданию своего земляка президента Леонида Кравчука вместе с СБУ занимался созданием филаретовского «патриархата». Червоний организовал «рои» казачков, которые погромами и мордобоем «переводили» общины из канонической церкви в раскольничий патриархат. Они захватили кафедральные соборы в Ровно и Луцке, волынскую семинарию, даже разгромили редакцию газеты «Ровно вечерний», которая православных защищала. Всего отбили у УПЦ около 60 храмов. Иногда практиковали «воспитательные» акции: выгоняли общину из храма и гнали старух, как скот, «по направлению Москвы» несколько сот метров. В назидание. Червоний с казачками много лет в страхе держал православных Ровенщины. В это трудно поверить, но его, действительно, убила молния. В расцвете лет и сил.

Можно привести пример из другой сферы. Когда мэр Киева Леонид Косакивский восстановил памятник св. княгине Ольге, то позвал «освящать» его отлученного от церкви М. Денисенко (Филарета). И на творческую группу (скульпторов, архитекторов и их родственников) обрушились несчастья: кто-то погиб, кто-то заболел и умер. Заговорили о мести равноапостольной княгини. Обескураженный Косакивский помчался в лавру к Блаженнейшему Владимиру, который отправил архиепископа Иоанна (Сиопко), ныне митрополита Херсонского, переосвятить памятник.

Я не любитель таких историй, но, думаю, их наберётся не на один сборник. Возьмём даже наших президентов. Все (кроме Кравчука, который и в советское время, и в президентство боролся с церковью) пиарились на дружбе с Блаженнейшим Владимиром, благословения на президентство брали, на Афон ездили, дабы показать свою приверженность к канонической церкви (Порошенко с Кличко тоже там побывали перед выборами), обещали решить все церковные проблемы – и всегда обманывали. Они мечтали быть увековеченными золотыми буквами в истории державы, а заканчивали одним и тем же – «старой злочинной владой». Думаю, что и Петра Алексеевича ждёт такая же участь.

– Иногда приходится слышать: подобные гонения попущены Богом за наши грехи. Если это так, то за что попущено и что делать, чтобы изменить волю Божью о нас?

– Дело в том, что это не обычные атеистические гонения. Преследуется не только Церковь. Через колено ломают историю, культуру, образование, воспитание, традиции, мораль. Преследуются свободное слово, свободная мысль, само знание. Невежество стало агрессивным. Я видел сюжет, как девушка-галичанка зашла в книжный магазин и устроила истерику: сепаратизм! Полиция! Смотрите: москали нашего Гоголя перевели на русский язык и продают! Она даже не знала, что Гоголь ни одного произведения по-украински не написал.

Извращены понятия чести, достоинства, того же казачества. Молодые люди не понимают, что если один против десятерых – это казак, а если десять против одного – то это гниды. Где это видано, чтобы казак перечил старшему, поднимал руку на старика или старуху, бил ветеранов, громил церковь дедов-прадедов? Но вот погромщики именуют себя сичевиками, казаками. Телевидение переполнено какой-то воинственной чушью. Академик Пётр Толочко написал книгу «Заблудшие» о людях, которые не ведают, какую ахинею несут и что творят. И это всё, как у Камю в «Чуме», расползается в обществе. Так что испытания попущены не только Церкви, но и всему культурному сообществу.

– А чем обусловлена ненависть нынешней власти к нашему прошлому?

– Порошенко, будучи в США, заявил, что он мечтает «переучредить» украинский народ. Как Моисей «переучредил» евреев после египетского пленения. И мы видим, что Пётр Алексеевич не устаёт повторять «окончательное прощай» и «немытой» Российской империи, и Советскому Союзу. Но при этом лично проститься ни с «Ленинской кузницей», ни с конфетной фабрикой имени Карла Маркса, ни с сотней иных предприятий гарант-олигарх не в силах – прикипело. Несёт сей крест.

Конечно, борьба с прошлым вызвана и комплексом неполноценности. Что не можешь превзойти или даже чему соответствовать, то нужно оплевать, дискредитировать. Как ни декоммунизируй, скажем, того же Владимира Щербицкого, но за 16 лет его правления промышленный потенциал Украины увеличился в четыре раза. Причём в высокотехнологичных областях – в космосе, ракето- и самолетостроении, вооружении, судостроении, металлургии, атомной энергетике. Последние две отрасли до сих пор нас кормят. Рекорд был в сельском хозяйстве по зерну – 1 тонна на человека. Щербицкий из Киева сделал «город, в котором можно жить», из «Динамо» – мировой футбольный клуб. Фронтовик, получивший контузию, прошедший дорогами войны, скромный человек, куривший «Приму» без фильтра. В конце 1970-х я проходил студенческую практику в школе на Прорезной. Там работала его супруга Рада, уроки давала, тетради проверяла – простой советский учитель. Мы, демократическая пресса, «прорабы перестройки», конечно, травили Щербицкого и за Чернобыль, и за застой, и за то, что молодые управленцы не могут прорваться рулить экономикой и страной, чтобы сделать нашу жизнь светлей и краше.

– Но ведь всё-таки прорвались?

– Конечно. Те, кто сколотил капитал в 1990-е и не был отстрелян, ныне правят и экономикой, и страной – Порошенко, Ахметов, Коломойский, Пинчук, Фирташ. Когда Щербицкий умирал, он написал письмо супруге, в котором указал, что оставляет ей все деньги на сберкнижках – 50 тысяч рублей. Так что за всю свою жизнь Владимир Васильевич заработал в десять раз меньше, чем Петр Алексеевич потратил за недельный отдых на Мальдивах. Как говорится, два мира – два Шапиро.

– А перед старорежимной «немытой» Россией власть тоже комплексует?

– Думаю, даже в большей степени. Возьмём такого же, как Порошенко, сахарозаводчика графа Бобринского. Он построил железные дороги в Питере и нашу Южную, где узловая станция носила его имя – Бобринская (сейчас – Шевченко), и находится рядом со Смелой. Но главная его заслуга состоит в том, что Бобринский создал сахарную и шире – пищевую промышленность в империи. Внук Екатерины Великой увлекся свекловодством, пытаясь вывести сорта с содержанием сахара, рентабельными для производства. В своём имении в средней полосе России у него из-за климатических условий не получалось, тогда он перебрался в местечко Смела, которым владела его супруга, племянница князя Потёмкина. Здесь ему удалось не только вывести нужные сорта, но и придумать технологии промышленного производства сахара, построить первый сахарный завод, затем второй… В Киеве основал Институт пищевых технологий, был попечителем университета Святого Владимира.

– Но нынешняя украинская власть предлагает идти иным путем

– Нынешняя власть тоталитарна, она не предлагает, а гонит. Она выбрала идеологию двойного отречения: и от дореволюционного, и от советского наследия. Взамен нам создают новое героическое прошлое – в виде петлюровцев, бандеровцев. Нет слов, достойные герои космической державы, покоряющей IT-горизонты! Понятно, что все эти псевдоисторические потуги непродуктивны и гибельны. У нас великая история, наполненная свершениями, поражениями, шекспировскими страстями. Это человеческая история, созданная жизнями наших отцов, дедов и пращуров. И надо принимать её всю, и древнерусскую, и литовскую, и имперскую, и советскую.

– Спасибо тебе за беседу, дорогой Василий Семёнович!

Мы попрощались. И я снова подумал об особенном свойстве настоящего журналиста, писателя, публициста В.С. Анисимова – связывать эпохи, видеть в сиюминутных фактах проявления исторических закономерностей. А главное, уже в который раз я ощутил его горячую заинтересованность и подлинную боль за судьбу своего народа и его Церкви. Наверное, пока есть такие люди, будут живы и Киев, и Украина.

Андрей САЕНКО

Новостной сайт E-News.su | E-News.pro. Используя материалы, размещайте обратную ссылку.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (не выделяйте 1 знак)

Не забудь поделиться ссылкой

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.