Путин и Трамп обсудят Сирию: Иран выдворить нельзя оставить » E-news.su
ЧАТ

Путин и Трамп обсудят Сирию: Иран выдворить нельзя оставить

13:10 / 12.07.2018
483
0

Владимир Путин и Дональд Трамп. Фото: Reuters

Ситуация в Сирии станет одной из ключевых тем на предстоящих 16 июля в Хельсинки переговорах президентов России и США. Владимир Путин и Дональд Трамп могут достичь договорённостей на сирийском треке встречи, как они смогли это сделать прошлым июлем в Гамбурге, на полях саммита «Группы двадцати». Тогда главы двух государств объявили о появлении в южной Сирии зоны деэскалации, к созданию которой была привлечена и иорданская сторона*.

Прошедший год не принёс Сирии окончательный мир, не удержал южные и юго-западные районы арабской республики от военной эскалации, несмотря на задекларированную в июле 2017-го южную зону деконфликтации (включает сирийские провинции Дераа, Кунейтра и Сувейда). Но определённости в САР он прибавил, как и укрепление позиций Дамаска при мощной поддержке России и Ирана.

С этим Трамп не может не считаться. Между тем американский лидер своими шагами за минувший год дал чётко понять, с кем из внешних сил в Сирии он намерен вести дела, а с кем подобную перспективу считает полностью исключённой. В первом случае — это Россия и Турция, во втором — Иран.

От последнего требуется вывод всех его «военных советников» и проиранских группировок со всей территории САР. Россия выбрана Соединёнными Штатами и их ближайшим союзником в регионе (Израилем) в качестве ключевого игрока, способного принудить иранцев покинуть сирийскую территорию. Очевидно, что сами американцы и израильтяне осознают всю нереалистичность подобного требовавния, о чём официальная Москва уже дала понять.

Россия считает «абсолютно нереалистичными» требования о полном уходе Ирана из Сирии. Об этом, по итогам состоявшейся 4 июля встречи в Москве со своим иорданским коллегой Айманом Сафади заявил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров.

По словам главы российского внешнеполитического ведомства, Иран выступает одной из ключевых сил в Сирии и в ближневосточном регионе в целом, и было бы «абсолютно нереалистичным» ожидать отказа Тегерана от своих интересов. При этом Лавров призвал все внешние сирийскому конфликту силы обсудить взаимные претензии и провести переговоры для достижения компромисса.

В то же время разговоры о подключении россиян к неким соглашениям с американо-израильским тандемом в качестве «выдворителя» иранцев из Сирии направлены на подрыв доверительности между Россией и Ираном. Одним этим они представляют большой интерес для геополитических врагов Исламской Республики.

Трамп едет на встречу с Путиным в Хельсинки с определённым багажем уже согласованных в предварительном порядке решений. Ранее Белый дом дал ясно понять, что отстранение президента Башара Асада от власти не входит в круг приоритетов США. По вопросу Асада американцы открыты к самым «щедрым уступкам», вплоть до максимального расширения сроков так называемого «переходного периода» в Сирии перед формированием в республике нового правительства.

Трезвый расчёт показывает, что Асад силён сейчас как никогда раньше, он теснит своих врагов по всем фронтам, расширил зону контроля Дамаска над прилегающими к нему районами за прошедший год весьма значительно. Поэтому администрация Трампа свела свой приоритет на сирийском направлении к одной задачи, решения которой она будет добиваться при любых обстоятельствах.

Выдворение Ирана из Сирии выступает конечной целью США и их региональных партнёров. Под неё они готовы ещё к нескольким «уступкам», помимо отказа от фиксации сроков ухода Асада.

Это вывод американских войск из САР, размещение сирийских военных вдоль всей границы с Израилем без приглашения сюда неких «международных миротворческих сил», прекращение финансирования «умеренных группировок» сирийской оппозиции и сворачивание информационной войны против Дамаска, включая периодически выдвигаемые против него обвинения в применении химического оружия.

Подразумевается даже участие американских фондов в послевоенном восстановлении сирийских регионов, переходящих под контроль правительства в Дамаске.

«Щедрые предложения» Вашингтона являются следствием побед Асада и его союзников (России и Ирана) за год, прошедший с объявления о создании южной зоны деэскалации. Не будь вытеснения всех противников Асада за пределы Восточной Гуты, пригорода сирийской столицы, начала успешной наступательной операции к югу от неё и некоторых других факторов (например, вынужденная уступчивость США турецкой стороне на севере Сирии), американцы не пошли бы и на часть указанных «уступок».

Однако ситуация претерпела серьёзные изменения. Сирийских военные вышли на иорданскую границу, вернув контроль над КПП «Насиб», ключевым городом Сайда к востоку от административного центра провинции Дераа и расположенной поблизости базы ПВО. Освобождение погранперехода «Насиб» позволит возобновить транспортное сообщение с Иорданией, прерванное в 2012 году после захвата большей части провинции Дераа вооружёнными формированиями сирийской оппозиции.

Офицеры российского Центра по примирению враждующих сторон в САР провели серию переговоров о «замирении» боевиков к югу от Дамаска. По их результатам оппозиционные группировки складывают оружие и соглашаются с установлением власти центрального сирийского правительства. Подразделения военной полиции РФ заступают на дежурство в ряде населённых пунктов южной Сирии и могут быть размещены на отдельных участках границы Сирии с Израилем и Иорданией.

Вместе с тем сопротивление противников Асада на юге Сирии пока не подавлено. «Непримиримые» фракции «Свободной сирийской армии» (ССА) демонстрируют готовность к сопротивлению до последнего. Так, 8 июля одиннадцать незаконных вооружённых формирований в провинциях Дераа и Кунейтра заявили об объединении своих сил в «Южную армию».

По данным зарубежных мониторинговых организаций, к 10 июля сирийская армия восстановила контроль над 80% всей территории провинции Дераа. В установлении полного контроля над этой областью для правительства в Дамаске вложен большой символизм, ведь именно Дераа стала «колыбелью» гражданской войны в Сирии, отсюда с весны 2011 года на всю САР постепенно распространился непотушенный до сих пор очаг сопротивления режиму Асада.

По всем признакам главным действующим лицом в южной зоне деэскалации становится Россия. С этой объективной реальностью США также не могут не считаться. Их громкие предостережения о «чётких и соответствующих мерах» в случае, если войска Асада пойдут в наступление на южном фронте и тем самым нарушат соглашение по зоне деэскалации в районе, примыкающего к пересечению границ Сирии, Израиля и Иордании, повисли в воздухе.

Активное вовлечение России, прежде всего, в виде успешно проведённых переговоров с боевиками ССА, возымело на американцев сдерживающее действие.

До встречи в столице Финляндии им остаётся на словах обвинять Москву в нарушении соглашений по южной зоне деэскалации, вместе с тем держа открытой дверь для переговоров по сирийскому урегулированию на принципах обеспечения «политического разнообразия» в САР. Последнее с очевидностью свидетельствует о склонении Трампа и его команды к мысли о том, что Асад в Дамаске — это надолго.

Соединённые Штаты считают, что Россия нарушила достигнутые между странами договорённости по зоне деконфликтации на юге Сирии. Об этом заявил в интервью телеканалу Sky News Arabia госсекретарь США Майк Помпео, прибывший 10 июля с визитом в ОАЭ.

«У нас была договорённость с Россией не проводить операции на юге Сирии в рамках соглашения об уменьшении напряжённости, они её явно нарушили… Мы работаем со всеми заинтересованными сторонами, чтобы убедить россиян, сирийцев и иранцев выполнять свои политические обязательства», — сказал Помпео.

По его словам, Вашингтон стремится создать условия для политического урегулирования в Сирии: «Мирные переговоры призваны положить конец насилию и позволить миллионам беженцев вернуться на родину». Кроме того, глава Госдепа вновь подчеркнул, что «Иран и его ополченцы должны покинуть Сирию», так как, по его мнению, «нет больше оснований для их присутствия» в арабской республике.

Госсекретарь указал, что, с точки зрения США, «необходимо прийти к политическому решению, которое отражало бы всё разнообразие Сирии». «И мы стремимся создать условия для такого решения», — подчеркнул Помпео.

Впрочем, при всём растущем российском влиянии на юге и юго-западе Сирии здесь остаётся масса сложных вопросов, окончательные ответы на которые саммит Путин — Трамп объективно дать не может.

Иран категорически отвергает любые «приглашения» на выход из Сирии, пока об этом его не попросит официальный Дамаск. Иранская миссия в арабской республике каким-либо серьёзным образом не противоречит российским интересам на сирийском дипломатическом и военном фронтах.

Можно говорить о создаваемых ею некоторых неудобств для Москвы в связи с растущей конфронтацией иранцев и израильтян в САР, к которой на стороне последних норовят вплотную вовлечься американцы. Между тем решение проблемы при всей её кажущейся незначительности не лежит на поверхности.

России хотелось бы сохранить срединную позицию между Израилем и Ираном, предоставив первому гарантии исключения военной эскалации на его восточных рубежах, а второму — сохранения военного присутствия в Сирии, но на значительном отдалении от израильской границы. Решение видится в рамках обозначенной ранее израильтянами порядка 40-километровой «буферной зоны» на северо-восточном участке границы еврейского государства, где не должно быть ни одного проиранского бойца.

Вместе с тем, по мере усиления американского давления на Иран вслед за выходом США из ядерной сделки и попыток создания в ближневосточном регионе мощной антииранской коалиции, Тель-Авив неуклонно поднимает планку своих требований. «Буфер безопасности» на сирийском направлении ныне видится ему намного шире 40 километров.

Вопрос ставится о необходимости удаления иранцев, например, с базы «Ат­Тияс» (Т-4) в центральной провинции Хомс, по которой с начала года израильтяне успели уже несколько раз «приложиться» ракетно-бомбовыми ударами. А база Т-4, заметим, расположена в 150 км от границы Израиля.

Претензии Трампа в южной Сирии и других регионах арабской страны, откуда он продолжает изыскивать пути вывода американских войск, куда более скромные. Единственным пунктом базирования военных США на юге САР является Ат-Танф в провинции Хомс.

Вокруг базы на границе Сирии, Ирака и Иордании по настоянию Пентагона непосредственно на сирийской территории очерчена 55-километровая зона деэскалации. Любое приближение к ней правительственных сил, не говоря уже о вхождении в «запретный периметр», пресекается нанесением ударов с воздуха и суши. В этом районе действует проамериканская группировка «Джейш Магавир аль-Тавра» («Армия революционных коммандос»).

Каковы долгосрочные планы американского командования на Ближнем Востоке в отношении Ат-Танфа, остаётся неопределённым. Трамп не отказывается от идеи полного ухода США из Сирии. Если понадобится, то данный шаг его администрация увяжет с необходимостью полного прекращения иранского военного присутствия в САР.

В этой связи американское базирование в Ат-Танф, которое доставляет Дамаску и Москве значительные неудобства на юго-восточном участке сирийского театра военных действий, может стать разменной монетой.

База США в провинции Хомс рассматривается в качестве противовеса росту иранского влияния, пресечения планов Тегерана установить стратегическую линию коммуникации от западных рубежей Исламской Республики до ливанского побережья Средиземного моря. Иран стремится удерживать каналы снабжения шиитских ополченцев в Сирии открытыми.

В свою очередь, США и Израиль пытаются их разрушить, параллельно усложняя планы Тегерана заполучить на сирийской территории постоянную точку военного базирования. В длительной перспективе стабильная сухопутная связь с Сирией нужна иранцам именно в привязке к их стратегической цели по созданию в САР своей первой зарубежной базы.

Иран нужен России в Сирии «контролируемым», без присущих ему амбиций на самостоятельность при принятии судьбоносных для арабской республики и региона в целом решений. В этом аспекте позиции Москвы и Вашингтона отчасти совпадают, что вселяет некоторые позитивные ожидания от предстоящей встречи в российско-американских верхах.
* * * * *

*8 ноября 2017 г. в иорданском Аммане был заключён трёхсторонний Меморандум о принципах (Иордания, Россия и США). Документ подтвердил инициативу о прекращении огня в зоне деэскалации на юго-западе Сирии, включая сокращение и, в конечном счёте, удаление иностранных сил и боевиков из данного района в целях обеспечения более прочного мира.

Контроль за соблюдением договорённости по прекращению огня было поручено осуществлять Амманскому мониторинговому центру с участием экспертов Иорданского Хашимитского Королевства, Российской Федерации и Соединённых Штатов Америки.


Ближневосточная редакция EADaily

Новостной сайт E-News.su | E-News.pro. Используя материалы, размещайте обратную ссылку.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (не выделяйте 1 знак)

Не забудь поделиться ссылкой

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.