Духовные университеты полковника Квачкова » E-news.su
ЧАТ

Духовные университеты полковника Квачкова

16:45 / 12.04.2019
1 312
0
Олигарх и офицер могут встретиться только на нарах


Освобождение человека, обвиненного в 2005 году в покушении на Анатолия Чубайса, а потом, в 2010-м – в попытке вооруженного мятежа, произошло столь неожиданно, что, по-моему, мало кто успел осознать это. Хотя тогда о громких делах говорила вся страна, что, впрочем, неудивительно. Как минувшие годы в заключении изменили мировоззрение, отношение к людям и окружающему миру.

Об этом рассказал полковник в отставке, в прошлом сотрудник Главного управления Генерального штаба ВС РФ Владимир Квачков.

Дон Кихот или преступник?

– Владимир Васильевич, давайте напомним читателям, что за вашими плечами Афган, горячие точки Закавказья, гражданская война в Таджикистане, командование 15-й отдельной бригадой специального назначения ГРУ в Туркестанском военном округе...

Вы награждены орденом Красной Звезды, двумя орденами Мужества. До 1999 года были офицером Главного разведывательного управления ГШ ВС РФ, с 1999-го – научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований ГШ ВС РФ, кандидат военных наук. Сколько в общей сложности провели в местах лишения свободы?


– 11 лет, четыре месяца, 15 дней.

– Времени достаточно, чтобы раскаяться или, наоборот, озлобиться. О чем вы думали все эти годы? Какие чувства владели вами?

– Хорошо, что поставили вопрос именно так. Некоторым журналистам, которые спрашивали, как мне сиделось в тюрьме, отвечал: это вы сидели и сейчас, образно говоря, сидите, а я в тюрьме не был ни одного дня. Мой дух православного христианина пребывал вне стен каземата. Все эти годы выписывал три газеты.

О чем думал? Почему я, полковник Генерального штаба, командир бригады специального назначения, не сумел должным образом подготовить и провести в России военно-политическую операцию, подобную схожей и успешной – по организации Национального фронта одной из южных республик и установлению там новой государственной власти.

Вы можете мне не верить, но я, как христианин, пришел к выводу, что дело совсем не во мне или моих навыках, а в отсутствии Божьего промысла. В моей гордыне, которая сделала меня избыточно самоуверенным. Я понял, что Господь подсказывает мне: нет, воин Христов Владимир, ты решил, что по своей воле это сделаешь, но так не бывает. Ничего в мире не свершается без благословения.

Более того, мне как бы свыше было предложено более серьезно задуматься о миссии России в целом на Земле. Когда приходишь к пониманию этого, то видишь: речь не только об изменении или сломе какой-то властной системы, а о том, что роль и место России в Европе и мире определяется ее геополитическими, даже георелигиозными задачами.

Все эти годы шел процесс моего внутреннего воцерковления. И сейчас перед вами сидит уже не тот полковник, который знал, как нужно воевать и проводить специальные операции. Теперь я ощущаю себя воином Христовым, человеком, надеюсь, поборовшим свою гордыню.

– Если я правильно вас понял, все предопределено свыше как отдельному человеку, так и стране в целом. Получается, в тот момент ваши действия оказались просто не ко времени?

– Совершенно точно. Твоя воля должна быть продолжением воли Божьей. В этом и заключается обязанность русского православного офицера – понять и исполнить то, что предначертано тебе свыше.

К необходимости восстания пришел осознанно, так как считал, что эволюционные методы смены режима (выборы, суд) исчерпаны и нужна специальная военно-политическая операция в форме революционного восстания. Поясню: неудачное восстание называется мятежом, а успешный мятеж потом называется революционным восстанием...

– А обиды, злоба на кого-либо, непонимание остались?

– Нет, ни на кого обиды или зла не держу. Хотя меня даже на похороны мамы не только не отпустили, что дозволяется законом, но и не разрешили короткого свидания с женой, срочно приехавшей ко мне с адвокатом.

– Какое отношение к себе вы ощущали в местах заключения и что сейчас на улице, в метро? В вас видят преступника, Дон Кихота или героя?

– По крайней мере преступником за все эти годы никто и нигде среди обычных людей не считал. Во всех местах лишения свободы, а у меня, кроме колонии ИК-5 в Мордовии, еще шесть СИЗО, две тюремные больнички и две психушки, я воспринимался как политический заключенный. Все это понимали и относились ко мне с уважением, даже охранники. А на улице, если иду или еду в форме, почти всегда узнают, просят сделать селфи, дать автограф.

– Если говорить об акции в отношении главного «прихватизатора» страны, что все-таки произошло тогда весенним днем на подмосковной дороге? Помешала какая-то случайность?

– Не хочу говорить на эту тему хотя бы потому, что с 2005 года находится в федеральном розыске мой старший сын Александр и любые суждения могут навредить ему.

Но скажу, во-первых, то, что записано в материалах дела. Во-вторых, приведу слова одного известного на всю страну знатного преступника. Как ни удивительно, мне пришлось сидеть в одной камере с Михаилом Ходорковским. У нас сложились интересные отношения. Представьте, где еще могут встретиться еврейский олигарх и русский полковник? Только на нарах. Так и вышло.

Когда меня завели в камеру, где четыре кровати располагались в два яруса, он сидел на верхней шконке. Отнесся ко мне вначале настороженно, посчитав, что это провокация властей: коли я пытался взорвать автомобиль Чубайса, то могу покушаться и на него (потом мне в этом признается).

Он, кстати, оказался довольно грамотным человеком в… минно-подрывном деле. Во время одной из прогулок во внутреннем дворике неожиданно изрек с легкой издевкой: «А фугасик-то не взорвался, заряд просто сгорел».

Я опешил: откуда этот человек может знать такие подробности, профессионально говорить на эту тему. Отреагировал осторожно: «А почему вы так решили?». Ходорковский насладился моим растерянным видом и добавил: «Был просто большой столб белого дыма, это говорит о том, что фугас не сдетонировал, а просто сгорел». После чего добил меня окончательно: «Не хватило промежуточного зарядика на эту смесь?».

Оказалось, он окончил химический институт, где на военной кафедре обучался специальности «Промышленное изготовление взрывчатых веществ». Словом, не я, а он рассказал мне, что фугас был установлен в сугробе у обочины дороги, но накануне прошел снегоуборочный трактор и повредил один электродетонатор, а у второго промежуточного заряда элементарно не хватило мощности.

Это версия господина Ходорковского, с которой можно согласиться. А как ему стали известны детали расследования, до сих пор большая загадка.

– Отдадим должное познаниям этого господина. Как, на ваш взгляд, такие люди оказались хозяевами жизни и больших капиталов? Кто он для России – друг или…

– Безусловно, враг. Несправедливо не то, что он сидел, а то, что многие, подобные ему, не сидят. Он хитрее и умнее тех ворюг, которые хапают и сваливают за рубеж. Ходорковский хотел построить в России государство либеральной диктатуры, но, заигравшись, посягнул на самые высокие посты. Хотя, безусловно, прекрасно понимал, чем может обернуться для страны либерализм в бандитско-капиталистическом розливе и за что рано или поздно придется отвечать.

– Получается, такие, как он, оказались при дележе собственности страны умнее вас?

– Во-первых, я не собирался делить общенародную собственность. Задача стояла увеличить эффективность ее использования при социалистическом способе ведения народного хозяйства.

Во-вторых, не мы, а руководители партийно-коммунистической системы отказались от проведения необходимых реформ по типу «социализма с китайским лицом», испугавшись утраты собственных номенклатурных постов.

В-третьих, сам коммунизм как нравственный идеал превратился в фетиш, а социалистическая идея в ее прежнем исполнении при попустительстве власти была оболгана и опорочена. В нее никто уже не верил. Убежден: Советский Союз погиб прежде всего по духовно-нравственной причине – из-за утраты советским народом понимания смысла своей жизни на Земле.

В 1996 году я подумал, что демократические механизмы помогут вычистить эти авгиевы конюшни, убрать из власти воров, жуликов, проходимцев всех мастей. Но оказалось, это все фикция. Волеизъявление, выборы – механизмы манипулирования общественным сознанием теми, кто стоит у власти. Вспомним, что сделал Ельцин с Верховным советом, – расстрелял из танковых пушек в 1993-м. На этом, считаю, закончились попытки установления народовластия и демократии в России.

Распад СССР показал, что без религиозной веры нельзя построить справедливое государство. Он почил тогда, когда умерли мои бабушки 1900 года рождения. Смотрите, кто участвовал в Великой Отечественной войне и выиграл ее. Два поколения православных дедов и отцов и их уже атеистические советские дети, родившиеся условно в 1925-м.

Поколение воинов-победителей выросло еще в семьях, где воспитывали по христианским духовным заповедям, хотя это не афишировалось. Но к 1975 году в стране все поколения оказались атеистическими. Потому коммунистическая идея, не имея в теле нации генераторов христианского мироощущения, погибла. А плоды труда поколений присвоили негодяи.

– Почему в России нет стратегического целеполагания? Почему так и не определились с национальной идеей?

– Это главный, системообразующий вопрос: куда же мы идем? Вспомним, как говорун Горбачев очаровал всех сладкоголосыми речами. Я заслушивался ими. Наконец-то, думал, появился человек, который говорит не по бумажке.

В тот момент Китай начинал фантастический экономический рывок. Всем казалось, вот-вот и мы сделаем его. Но вскоре стало понятно: за словами Горби абсолютно ничего не стоит. Мы проболтали все, что можно. Тогда объем ВВП КНР составлял 1/5 от нашего, а сейчас, спустя 30 лет российский – лишь 1/6 китайского.

По Конституции 1996 года, которую через Ельцина и его окружение нам навязали США, мы вообще лишены права на национальную идеологию, что черным по белому там и записано. А это, считаю, путь в никуда, к дефрагментации российского народа, демонтажу и гибели страны.

Война никому не нужна

– Особенно это важно, видимо, для людей в погонах?

– Как человек военный, к тому же имеющий первое филологическое образование, я понимал, что армия не может жить без идеологии. В тюрьме вновь обратился к поиску ответов на этот вопрос. Искал их у Ивана Александровича Ильина, Ивана Лукьяновича Солоневича, других мыслителей, идеологов русской государственности.

Но настоящим открытием стала книга Льва Александровича Тихомирова «Религиозно-философские основы истории». Меня, как ученого, всегда в любом явлении интересовала система, место явлений и событий в ней. К какой системе ценностей мы должны прийти, что станет с Россией, куда движемся, какое государство должны построить?

Пришел к выводу, что это русский православный социализм. Такая идеология соединяет в себе образ жизни и мироощущение государствообразующего русского народа (русское народолюбие по Ильину), христианские духовные ценности (православие), социалистический способ ведения народного хозяйства как ведущее направление в экономике. Эти три столпа и должны быть в основе нашей национальной идеологии.

Государственным устройством России могла бы стать самодержавная православная монархия. Мне она представляется в виде грядущего Союза Великой, Малой и Белой Руси, основу которого составляют триединый русский народ (великороссы, малороссы, белорусы) и другие коренные этносы нашей страны.

– Вы много лет не видели страну. Она изменилась?

– Мне кажется, в худшую сторону. Она стала менее русской, менее христианской и катится в пропасть либералистического капитализма.

– Но ведь много и достижений. Например, возвращение Крыма в родную гавань, успешное освоение Арктики. А как похорошела Москва...

– Крым наш, а Россия чья? Безусловно, возвращение Крыма с точки зрения геополитической – важнейшее событие, тут я полностью на стороне Владимира Путина. Меня кое-кто даже стал называть путинистом. Я почти солидаризировался с нынешней властью в отношении Крыма. Приветствую волеизъявление жителей республики. Да и операция «вежливых людей» была проведена блестяще.

Но подняв русский дух в Крыму, мы тут же его погасили в Донецке, Луганске. Я уж не говорю про Харьков, Днепропетровск, Херсон, Николаев, Одессу, Приднестровье. А ведь это все – Новороссия.

– Уж коли коснулись Украины, каков ваш прогноз по развитию там ситуации после выборов и можно ли ее исправить?

– При нынешнем политическом режиме проблема не решаема. Почему? Наладить отношения с Украиной, которая по факту стала бандеровской и профашистской, можно только на основе правды. Но там ее нет, как, впрочем, не очень-то хотят и у нас.

Когда мы сами заживем по правде, тогда скажем: братья, мы в Великороссии восстановили общенародную собственность, закон Божий в школах, ввели преподавание основ православной культуры, восстанавливаем лучшие методики системы советского образования и действительно бесплатное здравоохранение.

Россия должна стать привлекательной страной во всех отношениях. Тогда к нам потянутся. Но мы превратили наше образование, в том числе военное, в то, от чего волосы встают дыбом. Попросту говоря, Болонская система убивает образованность русского народа, то, что было заложено предками. Примерно та же ситуация со здравоохранением.

Но большой войны с Украиной не будет, развитие событий по такому пути неизбежно вызовет крупнейшие, можно сказать, революционные социально-политические изменения. Сейчас просто идет дележ Донбасса.

– За бандеровцами стоят американцы, которым выгодно столкнуть нас лбами?

– Даже Трамп сейчас плюнул на Украину в отличие от их демократов. В США своих проблем хватает. Безусловно, нам нужно признать Донбасс и Луганскую республику частью России. Более того, восстановить их в тех границах, в которых они существовали до нынешних событий.

Вопрос, повторю, в другом: что мы предложим Донбассу? Новых олигархов, наше ущербное образование и здравоохранение? Должна быть привлекательная экономическая модель нашего внутреннего развития, религиозно-духовная составляющая.

Сергей Шойгу делает многое

– Как вы оцениваете перемены, произошедшие в Вооруженных Силах Российской Федерации? В частности, создание ВКС, ССО, поступление в войска новых видов ВВСТ, операцию в Сирии?

– За время моей отсидки произошли большие перемены. Сначала были расформированы дивизии и полки, уничтожены исторические названия прославленных воинских частей, в авиации созданы какие-то базы, сокращен офицерский состав на десятки тысяч человек, ликвидирован институт прапорщиков.

Тем самым был нанесен удар по духу и морально-психологической подготовке армии. Думаю, важно было убрать верхний слой офицерства – носителей советской идеологии. В этом смысл сердюковских реформ.

Но не прошло и нескольких лет, как все резко изменилось. В том числе отношение к армии. Почему? Запад тогда элементарно кинул нашу элиту, указав ей на ее место у порога. Никто нам помогать или запускать план Маршалла, как в послевоенной Германии, не собирался.

Более того, Западу оказалось выгодно иметь Россию в качестве пугала, чтобы выбивать у налогоплательщиков новые миллиарды на развитие вооружений. Наше руководство это поняло, к сожалению, очень поздно, когда уже все было разрушено в экономике, армии, ОПК. Как и то, что весомость слов руководителя страны определяется силой его армии.

Теперь многое восстанавливается или уже восстановлено – дивизии, полки, исторические наименования воинских частей, поступают новые виды оружия. Сергей Шойгу как руководитель, считаю, делает многое. Восстановлена структура управления. Армия начала приобретать свойства, необходимые для отражения внешней агрессии. Но далеко не все еще сделано.

Одна из причин, по которой меня уволили из Главного управления ГШ ВС РФ в том, что разошелся с моим руководством в оценке целеполагания для бригад специального назначения. Мое предложение было сформировать в России войска или силы специального назначения, которые включали бы все бригады спецназа, имели военно-воздушную компоненту для десантирования и огневого прикрытия, военно-морскую составляющую.

Помню, американцы, используя опыт Вьетнама, создали уникальную авиационную боевую платформу со 105-мм орудием на транспортном самолете С-130. Сами вьетнамцы мне в академии рассказывали, что это очень эффективное средство. С-130 становился в круг и поливал огнем все движущееся по тропам в джунглях. Но это средство может использоваться и для поддержки групп спецназа.

У нас ничего подобного нет и сегодня. Вертолеты не могут длительное время поддерживать действия спецназа и ограничены радиусом боевого применения, а бомбардировщики не предназначены часами висеть над заданной точкой. Получается, существующие виды вооружения ВВС не вполне соответствуют выполнению спецназом задач в тылу противника. Увы, этой проблеме, выявленной еще в Афгане, почти 40 лет.

– Вы уже тогда как бы предвосхитили создание Сил специальных операций (ССО), которые сегодня успешно себя показали в Сирии, при возвращении Крыма в родную гавань?

– Мое предложение было даже поддержано командующим ВДВ, но не более того. Сейчас в этом направлении сделан шаг вперед. Однако сформированы все-таки не сами Силы специальных операций, а только командование ССО. Это в лучшем случае аналог усиленного полка (бригады) специального назначения. А я ведь веду речь об организационно-штатной структуре, равной отдельному роду войск или сопоставимой с ним.

Нам надо быть на полшага впереди вероятного противника во всем. Вспомним, в советскую эпоху США вели с нами холодную войну, а мы занимались контрпропагандой. В ГРУ даже был переведен отдел специальной пропаганды, который ранее находился в структуре ГлавПУРа. Но что это дало? Мы недооценили подобную борьбу как собственно военное явление, а повторяли мантры из марксистско-ленинского учения.

И потому рухнули через утрату внутренней способности вести геополитическое противоборство прежде всего через подрыв морального духа в результате информационно-психологического воздействия на население, Вооруженные Силы и руководство страны.

Вместе с тем о методе ведения войны и достижении победы через лишение противника внутренней способности к сопротивлению говорил еще Денис Васильевич Давыдов в работе от 1822 года «Опыт теории партизанского действия». Позже об этом писал уважаемый мною Карл Клаузевиц.

Кстати, он был полковником Русской армии в годы противостояния с Наполеоном. Наверное, понимая все это, в ВС РФ создали Главное военно-политическое управление. Но как политработник может воспитывать солдата, сержанта, офицера, если нет государственной идеологии?

– Начальник Главного военно-политического управления генерал-полковник Андрей Картаполов на это ответил мне, что для Вооруженных Сил будут разрабатывать свою идеологию.

– Сегодня полным ходом идет информационная война. Надо понять: без государственной идеологии не может быть эффективного противодействия. Мы должны объяснить народу, в том числе людям в погонах, какое общество мы строим, на чем зиждется сплочение различных страт населения.

Мой внук призван в особую дивизию оперативного назначения Росгвардии. Может возникнуть такая ситуация, что мы окажемся с ним по разные стороны баррикад. Почему он должен стрелять в своего деда – за то, чтобы хорошо жилось коллективному Чубайсу? Тут громадная проблема для страны, для ее мобилизации на решение экономических и оборонных задач.

– С вами заочно согласен директор Центра военно-политических исследований МГИМО Алексей Подберезкин. Он говорит, что без решения политико-идеологических проблем бесполезно браться за военно-патриотические.

«Военнослужащие должны знать, поднимаясь из окопов в атаку, ради чего готовы пожертвовать собственной жизнью. Ради сохранения и умножения капиталов Абрамовича я, например, не готов идти под пули», – подчеркивает Подберезкин.


– Правильная постановка вопроса. Не зря США разработали новую стратегию под названием «Троянский конь», которая предполагает опору на «пятую колонну» для завоевания России. Вспомните чеченскую войну, когда наших воинов в некоторых СМИ брезгливо называли федералами.

Вместе с тем нельзя хаять нашу молодежь, говорить о том, что она неспособна с оружием в руках противостоять внешнему врагу. Женя Родионов – откуда он? Для таких ребят понятие Родина было, есть и будет. Мы будем защищать Отечество независимо от того, сколько в нем уворовано мздоимцами. А вот государство в лице его чиновников пока остается чуждым нашим чаяниям.

Пропасть между бедными и богатыми у нас огромная, о чем говорит децильный коэффициент. У меня мама пока была жива, получала пенсию в размере 15 тысяч рублей, которых хватало только на оплату ЖКХ. А ведь так существуют все наши старики – дети военного поколения. Пенсионеры в покоренной нами Германии живут лучше, чем в державе-победительнице. Это последствия той самой безобразной политики прихватизации и залоговых аукционов, раздачи собственности в частные руки.

Говорить, что нет денег, глупо. Их столько, что чиновники просто не успевают осваивать. А если еще из офшоров вытащить уворованное, мы сможем решить многие социальные и оборонные задачи. Надо думать, как сплотить страну перед угрозой большой войны.

Мне могут возразить, что у нас производительность труда в три раза ниже, чем в США. Это так. Но зарплата у нас меньше не в три, а в десятки раз. Нашим трудящимся не доплачивают громадные суммы, которые утекают в карманы конкретным людям. Примеры с арашуковыми, абызовыми и другими – наглядное тому подтверждение.

Чего не хватает в армии

– Что касается обороны, какими должны быть главные приоритеты в обеспечении национальной безопасности?

– Если говорить о военно-стратегических задачах, то нам необходимо сформировать четыре вида Вооруженных Сил: Сухопутные войска, Военно-морской флот, Военно-воздушные силы и ПВО, Военно-космические силы в соответствии с физическими средами, в которых они действуют. Необходимость вычленения ВКС в вид Вооруженных Сил связана со все возрастающим объемом собственно военно-стратегических задач, а также задач управления, стратегического и иных видов обеспечения.

Война и другие формы геополитического противоборства все больше перетекают в область кибернетической борьбы. На мой взгляд, кибернетические силы также должны приобрести статус отдельного рода войск.

Надо перейти на двухгодичный срок службы призывного состава с обязательным ежегодным отпуском для каждого солдата. Иначе освоить современную сложную технику невозможно. Вступать в войну придется Вооруженными Силами мирного времени.

Еще я бы рекомендовал создать четырехвзводную по периодам службы организацию рот (батарей), что позволит сразу на треть поднять боевые возможности частей и соединений без увеличения органов управления, а командирам подразделений не нужно будет тасовать людей каждые полгода: в какой взвод пришел солдат в начале службы, в таком же взводе и уволится. Люди будут чувствовать локоть товарища с самого начала, чем, кстати, были сильны казачьи части.

Надо ввести постоянно территориальный (земельный) принцип призыва, что даст преемственность и тесную связь с предприятиями, регионами.

Не помешает в каждой роте и штатный фельдшер-инструктор, помощник командира роты по физической готовности личного состава. Это очень важно, поскольку на поле боя жизнь и судьба раненых решается, как правило, в течение первого часа. В украинской армии, например, внедрена эффективная американская система оказания медицинской помощи на поле боя.

Последний гвоздь

– Почему Чубайсу не удалось забить последний гвоздь в крышку гроба коммунизма, как он выразился много лет назад?

– Потому что это невозможно априори и никому не удастся. Коммунизм, если убрать его атеистическую составляющую, – общество справедливости. Об этом испокон веков мечтают все люди.

Без стремления к обществу социальной справедливости жить в мире не получится. Есть выражение, что все страны граничат друг с другом, а Россия – с Богом. Русский мужик без правды не может. Что угодно будет терпеть, выдержит любые лишения, как было в Великую Отечественную, но несправедливость – нет. На войне шли в бой за правду и справедливость. Неспроста Сталин в Кремле в 1945 году провозгласил тост за великий русский народ.

Так что нет такого олигарха или чиновника, которому бы удалось вбить гвоздь в крышку гроба русской правды.

– Афера с ваучерами была сознательна, на ваш взгляд? И можно ли сегодня через суд потребовать возврата российской собственности нашим гражданам?

– Мне дважды в рамках уголовного дела и в соответствии с требованиями УПК довелось задавать вопросы Чубайсу, который как государственный деятель считался в 2008 году потерпевшей стороной.

Я спросил: «Относится ли к государственной деятельности ваша мошенническая сделка по подписанию указа о безымянной ваучеризации?». Ведь Государственная дума планировала дать каждому именные чеки на конкретную сумму. Именно по такому пути пошли другие страны бывшего соцлагеря, что позволяло отследить движение каждого ваучера.

Но у наших правителей замысел был другим: раздать собственность узкому кругу лиц. Поэтому Чубайс пришел к Ельцину и пробил указ о ваучерной приватизации. Была надежда на то, что Госдума не утвердит его. Но нашелся человек, который на 10 дней положил указ в сейф и он автоматически вступил в силу. Так обыденно обворовали население страны. Классическая афера, поэтому приватизацию по Чубайсу иначе как мошеннической не назовешь. И она должна быть признана незаконной, юридически ничтожной.

Люди не получили ни собственности на ваучеры, ни обещанных процентов от прибыли с ценных бумаг, ни пресловутых двух «Волг», даже болта от колеса. А о том, как своим людям раздавались целые предприятия, хорошо написано в книге Владимира Павловича Полеванова, который тогда работал председателем Госкомимущества, заместителем премьера, но был изгнан за то, что пытался сказать правду, раскрыл подробности того, как Запад руками Чубайса и компании разваливал страну через приватизацию.

– Почему этот человек так долго остается при власти?

– Этот вопрос надо задавать не мне… Чубайс – смотрящий за Россией от международного Фининтерна со всеми вытекающими из этого выводами. О многом говорят и частые визиты в нашу страну старого лиса Генри Киссинджера – посланника мировой закулисы.

– Зачем тогда Западу надо было сначала завлечь российскую элиту коврижками, а потом элементарно кинуть.

– Никто никого не кидал. Это надо воспринимать просто как предостережение. Основные структуры российского олигархата не пострадали. Произошла лишь показательная порка некоторых. Все, кто был завязан на офшоры, внешнее паразитирование, не пострадали. А вот внутренние воротилы затаились.

Ведь если серьезно говорить о войне, то придется объявлять в стране всеобщую мобилизацию, переводить экономику на мобрельсы, а украденные у народа заводы и фабрики – в госуправление. Этого никто не хочет.

– Народ все больше ностальгирует по СССР, как показывают соцопросы, а власть стала чаще говорить о патриотизме. Это глубинные сдвиги или вынужденное мимикрирование под настроения масс?

– После падения СССР на очереди Россия. Власть этого не может не понимать. Она тонко чувствует все политические ветры и использует естественное стремление народа к сплочению, поднимает на щит патриотизм. Вот скажите, зачем меня выпустили из тюрьмы и еще несколько сотен патриотов, которых сажали по нескольку сотен в год?

– Потому, что прекратила действие соответствующая статья УПК.

– Но она же не сама по себе отменена. Значит, было на то высочайшее повеление. Просыпается национальное самосознание, особенно у молодежи. Если мы, старшее поколение, воспитаны во многом на идеях интернационализма, то многие юноши и девушки видят: у себя на Родине они лишние люди. Социальные лифты не действуют, после института работу по специальности не найти, родители живут впроголодь и помочь не могут, будущего нет.

На падение рождаемости власть отвечает завозом мигрантов. Среди водителей такси, дворников, продавцов в магазинах, официантов в кафе и ресторанах, даже в больницах все меньше славянских лиц. И чем хуже социальная ситуация в стране, тем обостреннее национальные чувства и стремление к поиску справедливости.

С другой стороны, «пятая колонна» хочет нашими руками свалить Путина, а потом нас самих утилизировать за ненадобностью. То есть повторить в России украинский майдан. Но это не пройдет. Уже сейчас нужно формировать движение сопротивления, которое не допустит подобного развития событий. Мы не дадим западной и нашей закулисе вогнать Россию в еще одну политическую и социальную катастрофу.

– Что делать в этой обстановке нам и российскому руководству?

– К смуте, как ни парадоксально, подталкивает сама государственная власть, проводя непродуманные реформы и совершая массу ошибок.

Что ей делать? Повернуться лицом к народу: установить государственный контроль над банковской и иной финансовой деятельностью, ввести мобилизационный план восстановления народного хозяйства, разрушенного в годы либеральной оккупации, восстановить науку, отечественное бесплатное высшее образование с последующим распределением выпускников и действительно бесплатное здравоохранение. А начать с изгнания из СМИ «пятой колонны».

Что касается меня лично, планирую заняться созданием в России «Русского духовного сопротивления», естественно, в рамках действующего законодательства. Каждый человек в душе должен сказать себе: я больше не хочу жить так, как жил до этого.

Интервью провел Олег Фаличев

Новостной сайт E-News.su | E-News.pro. Используя материалы, размещайте обратную ссылку.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (не выделяйте 1 знак)

Не забудь поделиться ссылкой


http://xa-xa.su
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.