Мобилизация или маргинализация: зачем российский ОПК штампует бронетачанки » E-news.su
ЧАТ

Мобилизация или маргинализация: зачем российский ОПК штампует бронетачанки

19:03 / 11.06.2019
895
0
Отечественный ОПК с каждым годом множит количество лёгких колёсных бронемашин с пулемётным и артиллерийским вооружением. Какое место в наших вооружённых силах может занять эта техника и на какие рынки планируют отправить российские мобильные бронетачанки — в нашем материале.


Мало огня. Эрзацы Афгана и Чечни

Ещё в Афганистане войска «ограниченного контингента» столкнулись с малой эффективностью ряда вооружений. Например, 73-мм снаряды гладкоствольных пушек «Гром» показали слабое фугасное действие, а сама пушка имела достаточно скромные углы вертикальной наводки.

То есть не всегда оружие боевых машин могло поразить боевиков, занявших позиции на высотах. Те же «болезни» наблюдалась у башенного вооружения БТР-70. Проблему в войсках пытались устранить установкой дополнительного оружия на башню (пулемёты, автоматические гранатомёты и даже блоки неуправляемых авиационных ракет).


Блок НАР, установленный на БТР-70 ОКСВА в Афганистане

В то же время парашютно-десантные и десантно-штурмовые части испытывали дефицит в огневых средствах. Подразделения, «заточенные» под переброску по воздуху и парашютные десанты, имели совершенно недостаточное количество тяжёлого оружия по сравнению с мотострелками.

Для наземной поддержки стали использовать ЗСУ-23-4 «Шилка», появились импровизированные гантраки — забронированные грузовики «Урал» с ЗУ-23-2 в кузове и другие всевозможные «фронтовые» вариации.


БТР-Д со скорострельным четырехствольным пулемётом ЯкБ-12,7 со сбитого вертолёта Ми-24

Последующий развал СССР с чередой локальных конфликтов привёл к появлению целого сонма бронированных и небронированных грузовиков с разнообразными вариантами вооружения — вплоть до метеорологических противоградных ракетных установок «Алазань».

В Чечне десантники снова действовали большей частью как линейная пехота и снова испытали проблемы с «весом залпа». Ответом стали те же «уралы» и БТР-Д с «зушками». Несмотря на крайне слабую защищённость, альтернативы такому эрзацу не было.


В Тульской и Псковской дивизиях были свои варианты переделки десантного БТР в артиллерийскую установку. Появился и заводской, почти серийный вариант, с частичной бронезащитой открыто сидящего расчёта БТР-3Д «Скрежет». Впрочем, подобные системы недалеко ушли от эрзац-переделок на базе армейских ремонтных мастерских.

«Зенитные» же «уралы» продолжают «совершенствовать» и сейчас. Модернизированную зенитную установку ЗУ-23М на шасси «Урал-4320-31» продемонстрировали на форуме «День передовых технологий правоохранительных органов-2018». СМИ сообщали, что, «по мнению военных экспертов, ЗУ-23М пригодится не только бойцам Росгвардии, но и подразделениям сухопутных войск, ВДВ, морской пехоты. Также машина будет интересна зарубежным заказчикам».


Две чеченских войны и реформирование структуры вооружённых сил подстегнули создание ряда образцов лёгкой бронированной техники. Небронированные «уазики» и грузовики уже не могут отвечать таким особенностям локальных войн, как отсутствие единой линии фронта, минная война и засады на колонны снабжения.

С начала XXI века российские вооружённые силы получили аналог «Хамви» — «Тигр», партию частично локализованных машин IVECO-«Рысь», лёгкие штурмовые бронемашины «Скорпион», минозащищённые автомобили (MRAP) «Тайфун-У», «Тайфун-К» и множество других образцов — как серийных, так и опытных партий для испытаний.

УАЗ-war

Вторая тенденция, определившая тренд, — это практика использования вооружённых пикапов в конфликтах в Ливии, Сирии, Ираке и так далее. Внедорожники с пулемётами применялись в Северной Африке и на Ближнем Востоке ещё в ходе Первой и Второй мировых войн, но их звёздным часом стала «война тойот» (часть ливийско-чадского конфликта 1978-87) и последующие столкновения в регионе.

«Тачанки», вооружённые всем, что под руку попалось, — от пулемётов и автоматических пушек до ПТРК и блоков НУРС, — стали символом и одним из наиболее используемых видов боевой техники всех последних конфликтов в XXI веке.


«УАЗ-Карго», оборудованный для перевозки 120-мм миномёта «Сани»

О внедрении сирийского опыта в армейское строительство говорят и в отечественном минобороны. Подразделения различных «лёгких сил» развиваются практически во всех армиях мира (пехотные бригады на «Хамви» в США, шассеры во Франции). В России «тигры» и «рыси» поступают на вооружение мотострелков, десантников и горных бригад. А на рубеже 2016-17 годов и вовсе сформировался мотострелковый батальон, который посадили на пикапы УАЗ «Патриот» (30-я мотострелковая бригада).

И, хотя оправданность такого решения вызывает сомнения, всё новые и новые боевые «уазики» появляются как грибы после дождя.


Автомобиль «Есаул», созданный на базе УАЗ «Патриот» c ПТРК. Форум «День передовых технологий правоохранительных органов-2018»

Вершиной бронетачаночного производства может считаться «Самум», или «Сверхмобильная артиллерийская многоцелевая установка модернизированная», как расшифровывают разработчики. Впервые опытный образец этой машины показали на форуме «Армия-2017».

Основное оружие — 23-мм установка ЗУ-23/30М1-4, расположенная в кузове полноприводного автомобиля (усиленная база бронеавтомобиля «Тигр» с использованием узлов и агрегатов «Урала» и БТР-80). Полная масса установки — 6,5 тонны, максимальная скорость — 160 километров в час, бронезащита варьируется от третьего до пятого класса (противопульная).

Машина создана на Подольском электромеханическом заводе специального машиностроения в инициативном порядке — «без вложений со стороны государства».


Справка. ЗУ-23/30М1-4 — модернизированный вариант советской ЗУ-23-2. Вместо механического прицела — оптико-электронный блок, включающий видеокамеру (с выводом картинки на монитор наводчика), тепловизор и лазерный дальномер. Комплекс включает пару ПЗРК «Игла-С» или даже новейшую «Вербу», то есть установка стала ракетно-пушечной.

Орудие эффективно на расстоянии до 2 500 метров по горизонтали и полтора километра по высоте по целям со скоростью до 200 м/c. Хотя ряд СМИ назвал эту установку «убийцей дронов», есть все основания полагать, что «Самум» и прочие подобные комплексы более интересны как машины наземной огневой поддержки. И бороться в основном будут с вражескими огневыми точками и бронемашинами.

Похожие решения давно практикуются на Ближнем Востоке.


ЗУ-23-2 в импровизированной «кормовой установке» на бронемашине «Хамви» иракских правительственных сил

Кроме того, вооружённые внедорожники и лёгкие бронеавтомобили гораздо дешевле утяжеляющихся и дорожающих БТР и БМП. И для стран, которые имеют на своей территории конфликты разной степени интенсивности, но не обладают солидным военным бюджетом, приобретение подобной техники может быть вынужденным, но выходом.

Иначе говоря, боевая техника становится всё совершенней, но всё дороже и дороже. И финансовые ножницы при всем желании не могут не подрезать аппетиты военных.

В итоге сложилась ситуация, когда автопроизводители, разработчики военной техники и другие предприятия могут попытаться выйти на внутренний и даже внешний оружейный рынок при довольно скромных вложениях в НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы).

Минимум — цена разработки кронштейна для пулемёта, как на рамном пикапе-внедорожнике «Вепрь NEXT», который был представлен на «Армии-2017». И, видимо, совершенно не случайно машина, созданная на основе наследника знаменитой «шишиги» ГАЗ-66 полноприводного «Садко», была окрашена в защитный зелёный. Другой образец — и вовсе пустынно-песочного цвета.


«Вепрь NEXT»

В прошлом году питерский НТЦ «Заслон» (бывшее ОАО «Ленинец»), специализирующийся на выпуске радиолокационного оборудования, решился на разработку лёгкой РСЗО. На шасси «УАЗ Карго» — на чём же ещё! — расположена боевая часть в виде четырёх блоков для пуска неуправляемых авиационных ракет (40 направляющих). Дальность системы — до четырёх-шести километров. Изначально новые блоки 9-А-5013 создавались для вооружения штурмовых вертолётов, а в счетверённом виде стали комплексом залпового огня «Сель».


Для Северной Африки и Ближнего Востока подобные машины стали практически нормой. И, хотя разработчик считает, что РСЗО поможет решать задачи ВДВ и ССО, — авиационные ракеты С-8 дальностью и точностью действия не отличаются. Плюс при стрельбе из реактивной системы машины, как правило, подвергаются сильной раскачке, что крайне отрицательно сказывается на точности.


Пикап с блоком НАР в Ливии, 2011 год

Те же вопросы возникают к «Селю» на базе газовской «полуторки». Но пока это просто демонстратор, показывающий вариант размещения ракетных «пакетов». Система, как говорят разработчики, может монтироваться на любом колёсном или гусеничном шасси грузоподъёмностью от полутора тонн. Главный принцип — «быстрота развёртывания и нанесение удара в максимально короткое время по принципу hit’n’run — „выстрелил — уехал“». Об этом рассказал «Mil.Press Военное» главный конструктор «Заслона» Артём Прокопьев.

Пустынный экспорт

Не только группа «ГАЗ» использовала «песочную» тему. Новый брендинг УВЗ, появившийся в середине нынешнего десятилетия, просто «кричал» о потенциальных регионах возможного экспорта. И фото новой колёсной САУ «Флокс» с 120-мм универсальным орудием, представленной в 2016-м, совершенно не случайно вскоре стало основой для пустынного коллажа.


САУ «Флокс»

Судя по описаниям разработчиков, такая самоходка — идеальное средство огневого усиления при проводке колонн и охотник за неуловимыми бандами. База — миннозащищённый автомобиль «Урал-ВВ» с бронированной пятиместной кабиной. Двадцать восемь выстрелов для универсальной пушки-гаубицы-миномёта в механизированной укладке.

То есть машина может открывать огонь практически с ходу (при этом расчёту не нужно покидать её) и посылать серию мин/снарядов по внезапно появившейся цели или засадной позиции. Да и с боепитанием не должно возникнуть проблем. Орудие может использовать не только отечественные снаряды, но и порядка трёх десятков типов 120-мм оперённых мин западного и азиатского производства.

Над созданием подобных артсистем активно трудится ЦНИИТОЧМАШ. Это и 82-мм миномёт на колёсах «Дрок» на базе «Тайфун-ВДВ», и 120-мм миномёт «Горец-М» на базе бронемашины «Тигр-М». В 2019-м все системы должны пройти госиспытания, по итогам которых будет принято решение о принятии на вооружение.


Колёсная САУ «Дрок» с 82-мм автоматическим миномётом в башне

Появляются на свет и откровенно странные образцы. Взять, например, КамАЗ с установленным в кузове боевым модулем с 30-мм автоматической пушкой. Данную машину показали на форуме «День передовых технологий правоохранительных органов-2018». Наличие тента, впрочем, намекает.


Вооружённые машины, замаскированные под обычные грузовики, нередко применяются в современных ближневосточных конфликтах. Они могут служить средством как обороны конвоев, так и нападения на них. Под грузовики свои танки маскировали ещё британцы в Африке во время Второй мировой. Занимаются ловлей на живца и в Ираке. Но сложно представить клиента даже не Ближнем Востоке, который купил бы подобную технику.


Фура боевиков ИГ* со спрятанной в контейнере башней танка Т-55

Несложно угадать, куда направлены экспортные усилия оборонных маркетологов. В качестве будущих клиентов им видятся как богатые нефтеносные монархии Персидского залива, так и не столь обеспеченные страны Азии и Африки, которым подобные машины могут заменить более дорогостоящую технику.

С другой стороны, первые привыкли к более продвинутым и тяжёлым системам, а вторые обычно создают такие импровизированные «гантраки» и «технички» самостоятельно. Есть ли им смысл платить за российский товар с экспортной наценкой?

Что в итоге? Российский ОПК и приближенные к нему предприятия увлеклись процессом создания эрзац-техники. Даже то, что стыдновато предложить сухопутным войскам, объявляется ориентированным на экспорт или «идеально подходящим для задач ВДВ, войск Росгвардии, Сил специальных операций и прочей „лёгкой пехоты“». Что из этого в итоге попадёт на вооружение или уйдёт на экспорт пока не совсем ясно.

Но порой за «прорывные образцы» отечественного оружия выдаются либо «прилизанные» варианты техники маргинальных вооружённых формирований государств в стадии активного полураспада, либо забытые проекты рубежа 80-х–90-х годов, как, например, «невидимые нивы».

Небронированные вооружённые пикапы — удел не «лёгкой пехоты», а боевиков и ополченцев на Ближнем Востоке. И преимущества «техничек» проявляются в особых географических и военно-политических условиях. В современном общевойсковом бою им делать нечего. Зачем такой техникой уравнивать шансы с боевиками?

Ведь автоматические пушки, как на «Самуме», активно используются в Ираке и Сирии для борьбы пехотой и лёгкой бронетехникой на приличных дистанциях.

Тенденции современной автобронетанковой промышленности говорят о росте защищённости и увеличении калибров вооружения бронемашин, а не наоборот.

Нельзя сказать, чтобы всё вышеперечисленное было характерным признаком только российской военки. С колёсными шасси экспериментируют разные страны, создавая своих «недоцезарей».

Причём делают это не только в странах третьего мира, но и в высокобюджетных США


Концепция беспилотных артиллерийских и ракетных систем для Корпуса морской пехоты США

Только там, как правило, подобные системы имеют гораздо более глубокую степень проработки и понимания их тактической ниши. Командованию армий стран НАТО и в страшном сне не привидится делать боевую машину из внедорожника класса «Нивы». Не на всё то, на что можно прикрутить ПТРК или пулемёт, стоит их прикручивать. Чай не партизаны.

Алексей Бортников

Новостной сайт E-News.su | E-News.pro. Используя материалы, размещайте обратную ссылку.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (не выделяйте 1 знак)

Не забудь поделиться ссылкой


http://xa-xa.su
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Для того чтобы оставлять комментарии на сайте вам необходимо зарегистрироваться на сайте или войти через социальные сети
Прокомментировать
Отправить (необходима регистрация)