Япония вступает в новую эпоху » E-news.su
ЧАТ

Япония вступает в новую эпоху

17:04 / 15.04.2019
615
0

1 апреля с. г. Генеральный секретарь кабинета министров Японии (то есть руководитель аппарата при премьер-министре) Ёсихидэ Суга показал журналистам табличку с двумя каллиграфически нарисованными иероглифами, которыми будет названа новая эпоха страны. Они были взяты из древней японской поэзии и на латинице отображаются сочетанием букв Reiwa.

Данное название новой эпохи, в которую страна вступит с 1 мая с. г., было выбрано специальной комиссией, одобрено правительством, утверждено обеими палатами парламента Японии и донесено до сведения следующего императора, то есть нынешнего кронпринца Нарухито. Последний сменит на троне (тогда же 1 мая) своего отца Акихито, который пребывал на нём (с января 1989 г.) в эпоху Heisei. Оба они, согласно древней традиции, после ухода в мир иной войдут в историю Японии под именами своих эпох.

Сразу появилось несколько смысловых переводов иероглифов Reiwa, из которых наиболее точным считается вариант, предложенный премьер-министром страны Синдзо Абэ: “Рождение и расцвет культуры при объединении прекрасных людских сердец”.

Для автора же настоящей статьи само упомянутое иероглифическое наименование новой эпохи Японии представляется не более чем красивой этикеткой (“лэйблом”) на действительно новом облике страны, который постепенно формировался в течение всего её послевоенного периода.

Потребовал символической фиксации сам факт произошедших за это время кардинальных внутренних изменений, возвращения Японии (как и Германии) за стол “Большой мировой игры” в качестве одного из нескольких основных участниц. С достигнутых позиций страна будет решать новые внутренние и внешние задачи, “окормляемая” символикой (крайне важной для Японии), которая связана с новым же императором.

И хотя мотивы досрочного ухода с трона (второго за всю историю страны) императора Акихито выгладят вполне убедительно (возраст – 85 лет, давние проблемы со здоровьем, перенесённые сложные операции), но присутствие мотива “новые задачи должны решаться под руководством (пусть и символическим) нового императора” представляется несомненным.

По номинальному ВВП Япония сегодня занимает третье место в мире, и экономика остаётся главной составляющей в комплексе располагаемых инструментов, с помощью которых страна борется на международной арене (вполне успешно) за обеспечение национальных политических интересов.

И хотя с рубежа 80-90-х годов наблюдается резкое замедление (по сравнению с первыми послевоенными десятилетиями) темпов роста “количественных” показателей японской экономики (в чём нередко винят принятую в 1985 г. систему искусственного занижения курса доллара по отношению к другим конвертируемым валютам, включая йену), но продолжился процесс совершенствования её “качественных” показателей.

В рамках ещё довоенной концепции “Стая летящих гусей” Япония стояла у истоков формирования новых передовых экономик на континенте – так называемых “экономических тигров”. До сих пор последние, включая КНР, едва ли могут обойтись без кооперации с ведущими японскими финансово-промышленными конгломератами, от которых получают уникальные комплектующие и материалы для продукции своих промышленных компаний.

Резко укрепило позиции Японии в регионе и в мире в целом вступление 30 декабря 2018 г. в силу “Всеобъемлющего и прогрессивного транстихоокеанского партнёрства” (The Comprehensive and Progressive for the Trans-Pacific Partnership, CPTPP).

Напомним, что после вывода в начале 2017 г. президентом Д. Трампом США из проекта, тогда ещё носившего более короткое наименование Trans-Pacific Partnership, преобладающим было мнение, что с TPP покончено. То, что проект удалось вернуть из (почти) небытия, едва ли не целиком является заслугой правительства Японии и прежде всего премьер-министра С. Абэ.

Сегодня в CPTPP входят 11 стран, на которые приходится 13,5% мирового ВВП. Важно подчеркнуть, что Япония является негласным лидером объединения, которое уже является важным фактором не только экономических, но и политических процессов, происходящих на мировой арене.

Значимость CPTPP и, следовательно, Японии будут только возрастать, по мере того как получат развитие интеграционные процессы внутри объединения и в него начнут вступать новые страны. С 2010 г. готовность присоединится к CPTPP уже выражали Колумбия, Филиппины, Тайвань, Южная Корея, Таиланд и Индонезия.

В преддверии предстоящего выхода из ЕС, об аналогичном желании говорят даже в правительстве Великобритании. Кстати, такой шаг Лондона, помимо прочего, мог бы оказаться “кружным путём” (квази)возвращения Великобритании в ЕС. Ибо в начале 2019 г. вступило в силу японо-европейское Соглашение о создании зоны свободной торговли и кооперации в сфере безопасности. То есть вполне вероятной может оказаться перспектива тесного взаимодействия между ЕС и CPTPP.

Пока же в сохраняющихся условиях неопределённости формата Brexit уже наметилась тенденция к сокращению присутствия японского бизнеса на британском рынке. В феврале о закрытии предприятия, на котором работали 3500 англичан, заявила Honda Motor Co. В марте о схожих намерениях сообщили такие гиганты, как Mitsubishi, Toyota, Nissan.

3 апреля было объявлено о переносе на неопределённый срок (и тоже по причине неопределённости с Brexit) планировавшихся на тот же месяц переговоров министерского уровня по вопросам кооперации в сфере обороны и безопасности.

В собственном же регионе на первое место выходят вопросы выстраивания оптимальной стратегии в отношениях Японии с двумя другими ведущими мировыми державами, то есть США и КНР. О резко возросшей значимости роли Японии в региональных делах свидетельствует назначение в качестве нового китайского посла в Токио заместителя министра иностранных дел КНР Кун Сюанью.

На внутриполитической арене в числе самых актуальных остаётся вопрос о внесении поправок в 9-ю “антивоенную” статью Конституции 1947 г. Не без оснований решение этого вопроса нередко обозначают в качестве главной цели всей политической карьеры С. Абэ, которого уже относят к числу наиболее значимых государственных деятелей Японии всего послевоенного периода.

Не случайно в марте с. г. от руководства правящей Либерально-демократической партии последовал вброс в СМИ информации зондажного плана о возможности оставления С. Абэ (отрицаемой, впрочем, им самим) на посту главы партии на четвёртый срок. Хотя уже его избрание осенью 2018 г. на третий срок, который завершится летом 2021 г., было исключением из правил самой ЛДП. Как и в прошлом году, сегодня озвучивается тот же тезис о крайне сложных внутренних и внешних задачах страны, решать которые столь же эффективно как С. Абэ не сможет никто.

Потенциально одним из самых серьёзных вызовов для внутриполитической ситуации может оказаться, состоявшийся в декабре прошлого года, пересмотр парламентом страны “Закона об иммигрантах и беженцах”, принятого ещё в 1951 г. Цель поправок (вступивших в силу 1 апреля с. г.) сводится к предоставлению законных оснований для длительного пребывания на территории страны иностранцев, которых предполагается использовать в первую очередь на непрестижных и мало оплачиваемых работах.

Это была вынужденная мера, поскольку Япония является не только одной из самых процветающих стран, но и едва ли не мировым лидером по темпам старения и депопуляции населения. Сегодня невозможно спрогнозировать, какие последствия для проблематики сохранения внутренней стабильности будет иметь массовый приток гастарбайтеров (пока в количестве до полумиллиона). Многие из которых получат возможность привезти с собой ближайших родственников.

Со времён средневековья сохраняется настороженное отношение японцев к попыткам иностранцев “осесть” на территории страны (при крайней благожелательности к массовому туристу). Это относится даже к корейцам, многие из которых во время войны на Тихом океане служили в императорской армии, были лётчиками-камикадзе, выполняли самую тяжёлую работу на промышленных предприятиях страны.

Япония действительно вступает в новую эпоху в состоянии резко возросшей собственной значимости в мировом политическом пазле, который подвергается кардинальной трансформации. Внутри неё самой происходят разного рода не менее серьёзные изменения.

В Японии осознают, что страна перешагивает некий важный порог послевоенной истории. Важен сам факт своевременного понимания происходящего внутри и вне страны, а также готовности реагировать на возникающие вызовы.

Что же касается символического обозначения новой эпохи, то представляется естественным обращение к истокам национальной культуры.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона

Новостной сайт E-News.su | E-News.pro. Используя материалы, размещайте обратную ссылку.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (не выделяйте 1 знак)

Не забудь поделиться ссылкой


http://xa-xa.su
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.