ЧАТ

Финляндия в 39-м имела реальные планы по захвату территории СССР

10:18 / 28.08.2017
1 330
0

Как могла Финляндия иметь планы по захвату территории СССР?! Тем не менее, работа комиссии российских и финских историков в финских архивах приводит именно к такому выводу.
*
«Любой враг России должен всегда быть другом Финляндии» © Свинхувуд, первый премьер Финляндии.

* * *
Советско-финская война 1939-1940 гг. для многих людей выглядит примерно так: маленькая мирная Финляндия, против нее огромный агрессивный СССР, который хочет её захватить. На крошечную финскую армию наступают громадные полчища Красной Армии, но финны опираясь на «линию Маннергейма» наносят её колоссальные потери, при этом тупое советское командование гонит своих солдат на железобетонные ДОТы и только ценой колоссальных потерь эту линию прорывает. Маленькая Финляндия вынуждена отдать часть своей территории, но сохраняет независимость. Целей своих СССР не достиг, получил только часть финской территории и то, ценой громадных потерь (называют уже цифры в 500.000 только убитыми) и фактически войну проиграл. А на самом деле?

Первая советско-финская война 1918-1922 гг. завершилась поражением Финляндии. Финляндия жаждала реванша и взяла курс на конфронтацию с СССР. Слово одному из командиров финских войск в неудачном карельском походе 1921-1922 гг. майору Пааво Талвела:
«Я убедился, что освободить Карелию от рюсся (презрительное наименование русских) можно не иначе, как только взяв её. Для освобождения Карелии потребуются новые кровопролития. Но не надо больше пытаться сделать это малыми силами, нужна настоящая армия». И это высказывание было не просто личным мнением одного из финских «полевых командиров», оно отражало позицию влиятельных кругов, определявших политику тогдашней Финляндии.[1]

Финляндия в 39-м имела реальные планы по захвату территории СССР

Более того, первый премьер-министр Финляндии П. Э. Свинхувуд сформулировал принцип, согласно которому: «Любой враг России должен всегда быть другом Финляндии».[2] Слова не расходились с делом. Придерживаясь этого нехитрого правила, финское руководство вступало в союз с кем угодно.

Финское правительство в 1930 г. заключило секретное соглашение с Эстонией, по которому ВМС обеих стран должны были быть готовы в любой момент перекрыть Финский залив. На обоих берегах Финского залива к 1917 г. было построено несколько десятков береговых батарей мощных калибров. В подавляющем большинстве эти батареи в 1918-1919 гг. достались в исправном состоянии финским и эстонским националистам. Так, 305-мм батарея на финском острове Макилото имела дальность стрельбы 42 км и доставала до эстонского берега. А 305-мм батарея на эстонском острове Аэгна добивала до финского берега. Таким образом, артиллерия с финской и эстонской сторон совместно перекрывали Финский залив.[3]
Обе страны готовились перекрыть залив несколькими рядами минных заграждений. За минными заграждениями на всякий случай должны были дежурить семь современных подводных лодок (пять финских и две эстонские).
Штабы обеих стран до деталей согласовывали проведение операций по заграждению залива. Ежегодно летом, начиная с 1930 г., оба флота проводили секретные маневры по установке минных заграждений. В ходе учений 1936 г. береговые батареи финнов и эстонцев обстреливали реальные цели в центре Финского залива.[4]

Любопытна и позиция нейтральной Швеции. Она еще в 1930 г. заключила секретное соглашение с Финляндией и Эстонией, что в случае их конфликта с СССР она не будет формально объявлять войну России, но пошлет в эти страны свои сухопутные части, корабли и самолеты под видом добровольцев.[5]Итак, самый крупный флот Советского союза — Балтийский — был фактически заблокирован в восточной части Финского залива. Балтийский флот имел единственную базу — Кронштадт, гавани которого четко просматривались в бинокль с финского берега. Кронштадт и корабли могли поражаться не только дальнобойными береговыми пушками, но и корпусной артиллерией финской армии.

Дружила Финляндия против СССР и с Японией. Когда в 1933 году советско-японские отношения резко обострились, в Финляндию зачастили японские офицеры. Некоторые из них оставались там по 2-3 месяца, проходя стажировку в Финской армии. Если до этого на всю Прибалтику и Финляндию японцы обходились одним военным атташе с местом пребывания в Риге, то теперь в Хельсинки был направлен отдельный атташе. В Финляндии стало всеобщим желанием присоединить Карелию в ходе конфликта СССР с Японией. Однако, расчёты на войну между СССР и Японией не оправдались и финские власти пошли на попятный.[6]

Тесные отношения были у Финляндии и с Германией. Финляндия безоговорочно поддержала Германию в войне в Испании. В 20-30-е годы финский флот получал от Германии подводные лодки. В обмен на поставки меди и никеля финны получали от немцев 20-мм зенитные орудия и снаряды, договаривались о закупке боевых самолетов, осуществляли взаимные обмены визитами высокопоставленных генералов и офицеров. В августе 1937 года финны принимали у себя эскадру из 11 германских подводных лодок.[7]

С согласия финской разведки на территории страны в середине 1939 года был создан германский разведывательный и контрразведывательный орган «Кригсорганизацьон Финляндия», условно именовавшийся «Бюро Целлариуса». Его основной задачей было проведение разведывательной работы против СССР, а именно:

– сбор данных о Балтийском флоте;
– сбор данных о частях Ленинградского военного округа;
– сбор данных о ленинградской промышленности.[8]

Шеф Абвера адмирал В. Канарис и его ближайшие помощники генерал-лейтенанты Г. Пиккенброк и Ф. Бентивеньи начиная с 1936 года часто встречались в Финляндии и Германии с руководителями финской разведки полковниками Свенсоном и Меландером обменивались информацией о СССР и разрабатывали совместные планы.[9]

Также с помощью германских специалистов к началу 1939 года была построена сеть военных аэродромов, способная принять в 10 раз больше самолётов, чем их имелось в финских ВВС.[10]
Также Финляндия была в хороших отношениях с Англией и Францией, закупала у них оружие и боевую технику. Да и «линию Маннергейма» укрепляли не только германские, но и английские, французские и бельгийские военные инженеры.

Надо сказать и про то, что в 20-30-е годы Финляндия была и одним из убежищ белогвардейцев. На ее территории действовала белогвардейская газета «Клич», которая открыто призывала к террористическим актам против СССР.[11]

Из всего этого можно сделать вывод, что в 20-30-е годы ХХ века на северо-западе СССР граничил с враждебным и агрессивным государством.
Враждебное отношение к СССР подкреплялось конкретными делами. На советской границе финны постоянно организовывали всевозможные провокации на земле, в воздухе и на море. Я приведу ряд фактов:
– только с февраля по апрель 1936 года наши территориальные воды были нарушены 9 раз, при этом задержаны 68 человек;
– за зиму 1936/1937 г. было задержано 75 финских рыбаков;
– только с октября по декабрь 1936 года было несколько десятков обстрелов советских пограничников финскими военнослужащими, в ходе которых несколько наших пограничников было убито и ранено;
– 19 июля 1938 года в наших водах были задержаны финское гидрографическое судно «Айристо» и сопровождавший его пограничный катер «АВ-55» и так далее, и так далее.[12]

К концу 1930-х годов видя приближение нового мирового конфликта, руководство СССР стремилось обезопасить границу возле второго по величине и значению города страны. Ещё в марте 1939 года советская сторона зондировала вопрос о передачи или сдаче в аренду ряда островов в Финском заливе, однако в Хельсинки ответили категорическим отказом.[13]

С началом Второй Мировой войны потребности нашей обороны значительно возросли. Чтобы не дать флоту потенциального противника, будь то Германия или западные демократии, прорваться к Кронштадту, а затем и к Ленинграду, следовало перекрыть акваторию Финского залива артиллерийским огнём с обоих берегов. Кроме того, необходимо было отодвинуть границу на суше, где она проходила всего лишь в 32 км от Ленинграда, делая возможным его обстрел дальнобойной артиллерией.

С началом Второй мировой войны советская сторона усилила дипломатическую активность. 28 сентября 1939 года между СССР и Эстонией был заключен договор о взаимопомощи, в соответствии с которым на территорию этой республики вводились советские войска численностью 25.000 человек. Советскому Союзу предоставлялось право на размещение гарнизонов и сооружение военно-морских баз в Палдиски и Хаапсалу, а также на островах Эзель и Даго.[14]

5 октября 1939 г. Молотов пригласил в Москву на переговоры финского министра иностранных дел Э. Эркко «для обсуждения актуальных вопросов советско-финских отношений». 9 октября вместо ответа советскому правительству Финляндия начала переброску войск к советско-финской границе. Страну охватил националистический бум, раз¬давались открытые призывы к войне с СССР. 10 октября началась эвакуация жителей из приграничных городов. 11 октября закон¬чилась мобилизация армейских возрастов до 33-летнего (то есть 15 возрастов!). 12 октября в Москву наконец прибыла финская делегация на переговоры, но вместо министра иностранных дел ее возглавил посол Финляндии в Швеции Ю.К. Паасикиви.[15]

13 октября 1939 г. на переговорах в Кремле советская деле¬гация предложила заключить пакт о взаимопомощи между Фин¬ляндией и СССР. Финская делегация категорически отвергла это предложение. 14 октября советская делегация предложила поме¬нять финскую территорию на Карельском перешейке площадью 2761 кв. км на советскую Карелию площадью 5529 кв. км (то есть вдвое большую!). Финны опять отказались. С 23 октября по 9 но¬ября советская сторона сделала еще несколько предложений о продаже, аренде или обмене спорных территорий. На все это пос¬ледовал отказ финской стороны. Военный министр Финляндии Ю. Ниукканен открыто заявил, что «война нам выгоднее, нежели удовлетворение требований России».[16] Дело в том, что за спиной Финляндии стояли Англия и Франция. Имея за спиной таких потенциальных союзников, финны переполнились оптимизмом, и обычные для любой страны планы войны с соседом по отношению к СССР были у Финляндии исключительно наступательными. По этим планам укрепления «линии Маннергейма» отражали удар с юга, а Финская армия наступала по всему фронту на восток в Карелию. Граница новой Финляндии должна была быть отодвинута и проходить по линии Нева — южный берег Ладожского — восточный берег Онежского озер — Белое море.[17]

Строго говоря, это уму непостижимо: как могла Финляндия иметь планы по захвату территории СССР?! Тем не менее, работа комиссии российских и финских историков в финских архивах приводит именно к такому выводу. Из оперативных планов финской армии, сохранившихся в Военном архиве Финляндии, следует, что «предполагалось сразу после нападения СССР перейти в наступление и занять ряд территорий, прежде всего в Советской Карелии... командование финляндской армии окончательно отказалось от этих планов лишь через неделю после начала «зимней войны», поскольку группировка Красной Армии на этом направлении оказалась неожиданно мощной». Финляндия собиралась установить новую границу с СССР по «Неве, южному берегу Ладожского озера, Свири, Онежскому озеру и далее к Белому морю и Ледовитому океану (с включением Кольского полуострова)».[18]
25 октября министерство иностранных дел Финляндии объя¬вило, что территориальные воды Финляндии ми¬нированы, за исключением фарватера, ведущего в Ленинград.[19]

В конце октября финские войска провели полномасштабные маневры.

3 ноября начался последний раунд переговоров.
8 ноября финны отказались от любых размещений советской базы на Ханко.
13 ноября финская делегация покинула Москву. При пересечении ею границы финская пограничная стража открыла огонь по нашим пограничникам. [20]
Считаю необходимым прокомментировать такое утверждение, что СССР хоть и предлагал Финляндии территорию в 2 раза больше, чем просил у нее, но она якобы не представляет ни какой экономической ценности. Меня эти утверждения удивляют. Да, если рассматривать с точки зрения сельскохозяйственной ценности, то эти земли не чернозём. Но, а разве в Финляндии много чернозема и вообще плодородной земли? И сейчас основа сельского хозяйства Финляндии это молочно-мясное животноводство и посевы кормовых трав. Зато те территории, что мы предлагали финнам в Карелии, полезны с точки зрения промышленной ценности, так как они богаты строительным лесом, никелем, медью и другими полезными ископаемыми. Реки и озера Карелии очень богаты рыбой. Карелия сейчас дает ¼ российской бумаги, строительный лес из Карелии охотно берут на Западе, даже Канада отнюдь не бедная лесом. Вот, что мы предлагали Финляндии в обмен на часть Карельского перешейка. Но либеральные историки хотят представить в этом вопросе советское руководство в качестве жуликов и авантюристов.

26 ноября 1939 г. в 15 ч 45 мин финская артиллерия в районе Майнилы выпустила семь снарядов по позициям 68-го стрелкового полка на советской территории. Убиты три красноармейца и один младший командир, девять ранено.

27 ноября Наркомат иностранных дел СССР обратился с нотой протеста к правительству Финляндии и потребовал отво¬да финских войск от границы на 20—25 км.[21]
Финское правительство отрицало факт обстрела советской территории и предложило, чтобы не только финские, но и со¬ветские войска были отведены на 25 км от границы. Это фор¬мально равноправное требование было издевательством, ведь тогда советские войска пришлось бы вывести из Ленинграда.

Со времен «перестройки» любители сенсаций выдвинули версию Майнильского инцидента. Согласно ей финской артиллерии вблизи границы не было, а обстрел 68-го полка произвело какое-то «секретное» подразделение НКВД. Но вот слово Маннергейму:
«Объединение основной части войск прикрытия (1-й и 2-й бригад) в новую дивизию, подчиненную непосредственно командующему армией, также не предполагало пассивного положения. Еще 3 ноября я дал указание генерал-лейтенанту Эстерману создать такую группировку войск, которая бы обеспечила по возможности эффективную оборону приграничной зоны. Это же повторил в приказе от 11 ноября, в котором еще раз обратил его внимание на то, сколь важной является оборона необходимо большими силами позиций, выстроенных между границей и главной линией обороны».[22]

Поясню: тут надо вспомнить, что мощнейшие фортификационные сооружения («линию Маннергейма») финны построили не на самой границе, а в глубине своей территории - на расстоянии от 20 до 70 км. Но это пространство они, как сказано у Маннергейма, не собирались сдавать без боя и задолго до войны ввели на него крупные силы с задачей жестокой обороны. А такая оборона, само собой, невозможна без артиллерии.

Но когда Маннергейм несколько раз возвращался к обстрелу советской территории 26 ноября, доказательством того, что этого не могло быть, выдвигает утверждение, будто на территории между границей и «линией Маннергейма» вообще не было никакой артиллерии.

«Ситуация была несомненно беспокойной. В любой день русские могли организовать провокацию, которая дала бы им формальный повод для нападения на Финляндию. Я отдал приказ на земле, на воде и в воздухе тщательно избегать любой деятельности, которую рус¬ские могли бы использовать в качестве предлога для провокации, и приказал отвести все батареи на такое расстояние, чтобы они не смогли открыть огонь через границу. Для контроля за исполнением приказа я коман¬дировал на перешеек инспектора артиллерии».[23]

«И вот провокация, которую я ожидал с середины октября, свершилась. Когда я лично побывал 26 октября на Карельском перешейке, генерал Ненонен заверил меня, что артиллерия полностью отведена за линию ук¬реплений, откуда ни одна батарея не в силах произвес¬ти выстрел за пределы границы».[24]
Маршал рисует нам какую-то сказочную картинку: не мог Маннергейм одновременно ставить войскам задачу на оборону предполья «большими силами» и одновременно забрать у войск артиллерию, да еще и послать к границе командующего (инспектора) артиллерии финской армии! Ему-то что там делать, если артиллерия выведена? И еще: Советский Союз сообщил об обстреле своей территории 27 ноября и до этого, по идее, об этом никто не мог знать, в том числе и Маннергейм. Тогда зачем Маннергейм «лично побывал» на месте событий в день обстрела - 26 ноября?


Это неуклюжее вранье по поводу инцидента, приводит к мысли, что финны действительно обстреляли советскую территорию, провоцируя СССР на войну. И если вдуматься, удивительного в этом ничего нет. К декабрю 1939 г. финны уже второй месяц были готовы к войне, а СССР ее все не начинал и не начинал, пытаясь решить вопросы переговорами. А сами финны начать войну не хотели. Приходилось провоцировать СССР таким вот незатейливым способом. Но наши либералы уверены, что это дело рук «секретного» подразделения НКВД.

Сделаем вывод. Причины войны:
– финское руководство продолжало курс на создание Великой Финляндии путем захвата советских территорий;
– Финляндия вела враждебную политику по отношению к СССР, которая выражалась в подготовке к войне с СССР и в заключении союзов с другими странами направленные против СССР;

– Финляндия постоянно совершенствовала свои Вооруженные силы, военную инфраструктуру с помощью западных специалистов, закупала вооружение и боевую технику на Западе;

– Финляндия вела разведку против СССР с другими разведками и постоянно устраивала провокации на границе;

– прохождение границы в непосредственной близости от Ленинграда и то, что Балтийский флот был заперт в Финском заливе, в связи с этим руководство СССР хотело обезопасить свои рубежи на Северо-западе и улучшить свое стратегическое положение, но не путем войны, а путем обмена территориями, при чем финнам предлагалась территория в 2 раза больше, той которую у них просило советское руководство, но финны отказывались от этих предложений;

– Финляндия не хотела идти ни на какие уступки, а провоцировала войну, уверенная в своих силах и в том, что Англия, Швеция и Франция окажет ей военную и экономическую помощь.
29 ноября 1939 г. посланнику Финляндии в Москве была вручена нота о разрыве дипломатических отношений СССР с Финляндией.

30 ноября в 8 часов утра советские войска получили приказ перейти границу с Финляндией. В тот же день президент Финляндии К. Каллио объявил войну СССР.[25]

Между прочим, даже руководство Германии понимало справедливость всех требований СССР к Финляндии. Так, 2 декабря 1939 г. статс-секретарь германского МИДа Вейнузекер разослал в ряд германских посольств циркуляр, где Зимняя война трактовалась как «естественная потребность России в укреплении безопасности Ленинграда и входа в Финский залив». Причем, это была не пропагандистская риторика в поддержку союзника по пакту, а документ с грифом «Совершенно секретно».[26]

Даже отнюдь не симпатизировавший Советской власти бывший лидер партии кадетов П.Н.Милюков в письме И.П.Демидову высказал следующее отношение к начавшейся войне с Финляндией: «Мне жаль финнов, но я — за Выборгскую губернию».[27]

2 декабря 1939 г. в газете «Правда» появилось сообщение о создании в небольшом курортном городке Териоки на Карельском перешейке «Народного правительства Финляндской демократической республики, сформированного по соглашению ряда левых партий». В его состав вошли видный деятель ВКП(б) и Коминтерна Отто Куусинен (председатель правительства и министр иностранных дел), Маури Розенберг (министр финансов), Тууре Лехен (министр внутренних дел), Армас Эйкия (министр зем¬леделия), Инкери Лехтинен (министр просвещения), Пааво Прокконен (министр по делам Карелии).

В первый же день своего существования «Народное правительство Финляндской демократической республики» обратилось в Президиум Верховного Совета СССР с предложением об установле¬нии дипломатических отношений между двумя странами. В тот же день, 2 декабря, Советское правительство признало Народное правительство ФДР полноправным субъектом международного права и установило с ним дипломатические отношения. А 3 декабря между СССР и ФДР был заключен договор о дружбе и взаимопомощи.

В 1-й статье договора СССР выразил согласие «передать Финляндской Демократической Республике районы Советской Карелии с преобладающим карельским населением — всего в размере 70.000 квадратных километров, с включением этой территории в состав государственной территории Финляндской Демократический Республики и установлением границы между СССР и Финляндской Демократической Республикой, согласно приложенной карте». В свою очередь ФДР соглашается передать СССР часть Карельского перешейка площадью 3970 кв. км, «...причем СССР считает себя обязанным возместить Финляндии стоимость железнодорожных участков на территории Карельского перешейка, переходящей к СССР, в размере 120 миллионов финских марок».

Кроме того, ФДР сдает «Советскому Союзу в аренду сроком на 30 лет полуостров Ханко и морскую территорию вокруг него радиусом в пять миль к югу и востоку и в три мили к западу и к северу от него и ряд островов...» и продает «в Финском заливе острова Суурсаари (Гогланд), Сейскари, Лавансаари, Тютерсаари (Малый и Большой), Койвисто (Бьёрке), а также принадлежащие Финляндии части полуостровов Рыбачьего и Среднего на побережье Северного Ледовитого океана за условленную сумму в размере 300 миллионов финских марок».

Как видим, это примерно то, что требовало правительство СССР от Финляндии до войны и получило в 1940 г. Ряд авторов считают, что Сталин в 1939 г. хотел присоединить Финляндию к СССР. Но как согласовать между собой такие планы и договор от 2 де¬кабря 1939 г.? В этом случае, чтобы укрепить позиции Куусине¬на, Сталин мог ничего не брать, а только дарить, как тот, же Александр I подарил Великому княжеству Финляндскому русскую Выборгскую губернию, а Н.С. Хрущев подарил Крым Украине.

Я уж не говорю, что аннексия Финляндии в 1939 г. могла привести к обострению отношений с западными союзниками и с Гитлером. Между тем кампания в Европе еще не была начата, в ходе «странной войны» войска противников стояли без движения на западной границе Франции.
В ответ на предложение Лиги Наций заключить перемирие на советско-финском фронте Москва заявила, что правительство «буржуазной Финляндии» Советский Союз не признает. Оно бежало в неизвестном направлении! А СССР предпримет все возможное для развития добрососедских отношений с Финляндской Демократической Республикой.[28]

14 декабря 1939 г. СССР был исключен из Лиги Наций. Сей факт стал предметом спекуляций наших либералов. Вот, мол, мы какие плохие были, раз нас исключили из «мирового сообщества наций». К этому времени Лига представляла лишь интересы Англии и Франции – тогдашние «цитадели демократии».США, Германия, Италия, Испания, Япония и многие другие страны еще ранее вышли из Лиги или вообще никогда туда не входили.[29] А как происходило исключение СССР?

Сделано это было с явными нарушениями процедуры. Совет Лиги Наций состоял из 15 членов, за резолюцию об исключении СССР было подано 7 голосов (Англия, Франция, Бельгия, Боливия, Египет, Южно-Африканский Союз, Доминиканская республика), остальные 8 членов Совета не участвовали в голосовании, либо воздержались. Таким образом, резолюция об исключении СССР была принята меньшинством членов Совета Лиги. Примечательно, что 3 из 7 членов Совета Лиги, голосовавшие за исключение, — Южно-Африканский Союз, Боливия и Египет — были избраны в состав членов Совета как раз накануне голосования.[30]

Сейчас создание правительства Финляндской демократической республики стало предметом ерничанья либералов. В связи с этим возникает естественный вопрос, почему Отто Куусинен не мог стать во главе финского правительства в Хельсинки с помощью Красной Армии точно так же, как Маннергейм пришел к власти с помощью немецких штыков? Только в отличие от Маннергейма для Куусинена финский язык был родным.

12 марта 1940 г. в Москве был подписан советско-финляндский мирный договор. От СССР его подписали: Председатель Совнаркома и нарком иностранных дел Молотов Вячеслав Михайлович; член Президиума Верховного Совета СССР Жданов Андрей Александрович; сотрудник Генштаба СССР, комбриг Василевский Александр Михайлович. От Финляндии: Председатель Совета министров Рюти Ристо; министр без портфеля Паасикиви Юхо Кюсти; генерал Ставки Вальден Карл Рудольф; профессор истории, депутат парламента, член Внешнеполитического ко¬митета парламента Войонмаа Вяйне.
Согласно условиям договора военные действия прекращались немедленно.

По территориальным условиям договора государственная граница Финляндии и СССР устанавливалась по новой линии:— в состав СССР включались весь Карельский перешеек с городом Выборгом, Выборгским заливом и островами, западное и северное побережье Ладожского озера с городами Кексгольм, Сортавала, Суоярви; острова в Финском заливе; территория восточнее озера Меркиярви с городом Куолаярви; финская часть полуостровов Рыбачий и Средний, которые тем самым полностью вошли в территорию СССР.

— СССР вывел свои войска из области Петсамо, которую он в 1920 г. добровольно уступил Финляндии: в Заполярье восстановилась прежняя линия границы.

— по военным условиям договора Финляндия сдала в аренду на 30 лет за ежегодную арендную плату 8 млн марок полуостров Ханко с морской территорией вокруг него радиусом 5 миль к югу
и востоку и 3 мили к западу и северу, с примыкающими остро¬вами для организации там военно-морской базы СССР с правом содержания необходимых наземных и воздушных вооруженных сил.

— финны в течение 10 дней вывели свои войска с Ханко, и с этого времени полуостров перешел в управление СССР.

— Финляндия обязалась не содержать в Баренцевом море воо¬руженных судов водоизмещением более 100 тонн и иметь для обороны не более 15 военных судов водоизмещением свыше 400 тонн каждое.

— Финляндии запрещалось содержать на Севере подводные лодки и военную полярную авиацию.

— Финляндия не имела права создавать на Севере военных портов, военных баз и других сооружений большего объема, чем это требовалось для содержания разрешенного там флота.

— по экономическим условиям договора Советскому Союзу предоставлялось право свободного транзита через область Петсамо в Норвегию и обратно. Грузы при этом освобождались от контроля, не облагались транзитными и таможенными пошлинами. Граждане, направляющиеся транзитом через Петсамо, имели право свободного проезда на основании советских паспортов.

Гражданские самолеты обладали правом свободного пролета через Петсамо в Норвегию.
Финляндия предоставляла СССР право транзита товаров в Швецию.

С целью создания кратчайшего железнодорожного пути для транзита из СССР в Швецию, СССР и Финляндия обязались построить часть железной дороги, каждая на своей территории, чтобы соединить город Кандалакшу (СССР) с городом Кемиярви (Финляндия). Дорога должна быть построена в течение 1940 г.

Дополнительно 11 октября 1940 г. в Москве между СССР и Финляндией было подписано соглашение об Аландских островах. Согласно ему Финляндия обязалась демилитаризовать Аландские острова, не укреплять их и не предоставлять их для вооруженных сил других стран. Существующие на островах фундаменты для установки артиллерии должны были быть срыты.Советскому Союзу предоставлялось право содержать на Аландских островах свое консульство, в компетенцию которого, кроме обычных консульских функций, входила проверка обяза¬тельств Финляндии демилитаризации островов.

Это соглашение по своему содержанию не включало в себя ничего нового, ибо буквально повторяло слово в слово в своей 1-й статье постановлении о демилитаризации островов архипелага в международной конвенции об Аландах от 1921 г. Но фактически оно не только заменило эту конвенцию, но и устранило, ликвидировало и самую необходимость в ней и превратило Аландский вопрос из многостороннего в двусторонний, в вопрос советско-финляндских отношений.[31]

Подводя итог, следует сказать, что если в октябре-ноябре 1939 года СССР просил меньше 3.000 кв. км да еще и в обмен на вдвое большую территорию, то в результате войны приобрел около 40.000 кв. км, не отдавая ничего в взамен. Финляндия не захотела решить вопрос миром, а захотела войны. А на войне как на войне.

Ни какого поражения, как нас заверяют демократические историки, СССР не потерпел. Как 19 марта 1940 года заявил Даладье, Московский мирный договор«для России это великая победа»[32].
_____________________________
[1] Пыхалов И. В. Великая Оболганная война – М.: «Яуза», 2006, стр. 156.[2] Там же, стр. 156.
[3] Широкорад А. Б. Три войны «Великой Финляндии» - М.: «Вече», 2007, стр. 63
[4] Там же, стр. 64
[5] Там же, стр. 64
[6] Пыхалов И. В. Великая Оболганная война – М.: «Яуза», 2006, стр. 156-157.
[7] Там же, стр. 165.
[8] Там же, стр. 165.
[9] Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Т. I, стр.146.
[10] Пыхалов И. В. Великая Оболганная война – М.: «Яуза», 2006, стр. 166.
[11] Документы внешней политики СССР. Т. XVIII, М.: 1973, стр. 143.
[12] Документы внешней политики СССР. Т.XIX, стр. 222-223, Т.XX, стр. 298, 360, 709, Т.XXI, стр. 362, 390, 728.
[13] Широкорад А. Б. Три войны «Великой Финляндии» - М.: «Вече», 2007, стр. 66.
[14] Пыхалов И. В. Великая Оболганная война – М.: «Яуза», 2006, стр. 167.
[15] Широкорад А. Б. Три войны «Великой Финляндии» - М.: «Вече», 2007, стр. 66.
[16] Там же, стр. 66.
[17] Мухин Ю. И. Крестовый поход на Восток: «Жертвы» Второй Мировой – М.: «Яуза», 2006, стр. 178.
[18] Там же, стр. 179-180.
[19] Широкорад А. Б. Три войны «Великой Финляндии» - М.: «Вече», 2007, стр. 66.
[20] Пыхалов И. В. Великая Оболганная война – М.: «Яуза», 2006, стр. 170-172.
[21] Широкорад А. Б. Три войны «Великой Финляндии» - М.: «Вече», 2007, стр. 67.
[22] Маннергейм К. Г. Мемуары – М.: «Вагриус», 1999, стр. 265.
[23] Там же, стр. 248-249.
[24] Там же, стр. 257.
[25] Широкорад А. Б. Три войны «Великой Финляндии» - М.: «Вече», 2007, стр. 67.
[26] Широкорад А. Б. Три войны «Великой Финляндии» - М.: «Вече», 2007, стр. 65.
[27] Пыхалов И. В. Великая Оболганная война – М.: «Яуза», 2006, стр. 173.
[28] Широкорад А. Б. Три войны «Великой Финляндии» - М.: «Вече», 2007, стр. 68-69.
[29] Там же, стр. 69.
[30] Пыхалов И. В. Великая Оболганная война – М.: «Яуза», 2006, стр. 176.
[31] Широкорад А. Б. Три войны «Великой Финляндии» - М.: «Вече», 2007, стр. 230-232.[32] Пыхалов И. В. Великая Оболганная война – М.: «Яуза», 2006, стр. 183.
* Источник: П. Васин, «Завтра» 02.12.14


Источник

Новостной сайт E-News.su | E-News.pro. Используя материалы размещайте обратную ссылку.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (не выделяйте 1 знак)

Не забудь поделиться ссылкой

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.