ЧАТ

Воздушный Сталинград для США

17:33 / 09.06.2018
1 742
2
Анатолий Хюпенен: «Главные уроки вьетнамских боев применимы и в Сирии»


Одна из самых ярких страниц в боевой биографии доктора военных наук, профессора, председателя Объединенного совета Союза ветеранов Войск ПВО генерал-полковника Анатолия Хюпенена – спецкомандировка во Вьетнам. Тогда, в 1972 году он подвергался беспощадным американским бомбардировкам. Об опыте борьбы с авиацией США ветеран рассказал в канун своего 90-летия.
* * *

– Анатолий Иванович, как вы оказались в воюющем Вьетнаме?

– Я служил в Туркестанском военном округе первым заместителем командующего 12-й ОА ПВО (Ташкент), куда прибыл сравнительно недавно и, как полагал, надолго. Мы с женой прилетели туда 29 мая 1971 года из Архангельска, где командовал 23-й дивизией ПВО 10-й ОА ПВО. Улетали при температуре плюс два градуса, а в Ташкенте нас встретила жара под 40. Пришлось привыкать, но акклиматизация прошла довольно быстро и без последствий.

Сразу познакомился с состоянием дел в соединениях ПВО (Алма-Ата, Самарканд, Мары), а также частях родов войск. В Ашхабаде климатические условия были еще сложнее. Мы даже вынуждены были наших летчиков ИАП на ночь отправлять в дом отдыха «Фирюза» (в восьми километрах от аэродрома, в горах на высоте порядка 600 метров). Но, несмотря на труднейшие условия службы, дивизия показывала хорошую подготовку и дисциплину.

На полигоне Сары-Шаган довелось встречаться с генеральными конструкторами систем ПВО, руководством Войск ПВО страны. Во время одного из учений на КП неожиданно раздался зуммер телефона ЗАС. Командующий армией генерал-полковник Павел Шевелев снял трубку. Звонил главнокомандующий Войсками ПВО страны Маршал Советского Союза Павел Батицкий. О чем шел разговор, я не слышал, но по его окончании Шевелев пригласил в свой кабинет и сообщил о предложении главкома направить меня в спецкомандировку старшим Группы советских военных специалистов в Демократической Республике Вьетнам (ДРВ).

Такой поворот событий оказался совершенно неожиданным. Ведь в должности первого заместителя командующего OA ПВО страны я находился всего восемь месяцев. А служба в ДРВ была сопряжена со знанием нового ТВД, особенностями военно-политической обстановки, тактики действий авиации США. Но мне дали понять, что все это поправимо.

В Москве прошел серьезный медицинский осмотр вплоть до лечения зубов. Медкомиссию не минула и супруга (тем, кто ехал на срок больше года, разрешалось брать с собой жен). Затем – трехмесячные курсы по подготовке военных советников, изучение особенностей страны пребывания, военно-политической обстановки, традиций, состояния вооруженных сил, вьетнамского языка.

Утром 15 декабря 1972 года после почти суточного перелета на самолете Ил-18 прибыли в Ханой. После зимней Москвы нас встретили непривычно яркое солнце, высокая влажность, духота. Не менее теплой оказалась встреча в аэропорту с представителями вьетнамской народной армии, нашими советниками во главе с генералом Максименко, сменяемым мною.

По дороге получил первые впечатления от результатов бомбардировок американской авиацией предместий города, предприятий, других объектов. Воочию увидел варварство новых колонизаторов. Американцы в воздушных и наземных операциях не щадили никого: ни детей, ни стариков, сжигали напалмом целые деревни в Южном Вьетнаме. Все это потрясло, заставило с первых часов в ДРВ иначе оценить вооруженный конфликт в ЮВА.

Напомню, как все началось. В 1963 году корабли 7-го флота пошли на прямые военные провокации в Тонкинском заливе, которые 5 августа 1964-го переросли в бомбардировки американской военной авиацией береговых объектов на территории ДРВ. Бывший посол США в Сайгоне Кэбот Лодж в 1965-м заявил: «Тот, кто держит в своих руках Вьетнам, имеет возможность определять будущее Филиппин и Тайваня – на востоке, Таиланда и Бирмы с их обилием риса – на западе, Малайзии и Индонезии с их каучуком и оловом – на юге». А первая группа наших специалистов в количестве 100 человек по просьбе руководства ДРВ прибыла в апреле 1965-го.

Мы представились чрезвычайному и полномочному послу Советского Союза Илье Щербакову, курировавшему нас заместителю начальника Генерального штаба ВНА генерал-майору Фунг Тхе Таю, командующему ВВС и ПВО старшему полковнику Ле Ван Чи. Вьетнамской стороной была дана высокая оценка советским военным специалистам, выражена благодарность за оказание помощи.


Визит начальника Генерального штаба ВС СССР генерала армии Виктора Куликова во Вьетнам. Анатолий Хюпенен – четвертый слева

– Чем вам запомнился первый налет американской авиации, который пришлось пережить, какими силами атаковали янки?

– Это произошло 18 декабря 1972 года во время поездки к министру обороны Вьетнама. Ощущение, признаюсь, было не из лучших. Противник в тот день начал воздушную наступательную операцию под кодовым наименованием «Лайнбеккер-2» массированным налетом, основу которого составляли стратегические бомбардировщики В-52.

Мне невольно вспомнилась бомбардировка Ленинграда немецкой авиацией в сентябре 1941-го, которую я перенес мальчишкой: визг бомб, грохот разрывов... И вот спустя 30 лет оказался под бомбами самой «цивилизованной» страны мира. Эти бомбы были несоизмеримо мощнее, наносили еще большие разрушения, убивали ни в чем не повинных людей.

К налетам привлекались очень серьезные силы. Более 80 бомбардировщиков В-52, 60 – А7А, 30 – F-111. Новейшие по тем временам самолеты. В-52 взлетали с острова Гуам в Индийском океане и, преодолев более 10 тысяч километров с дозаправкой в воздухе, наносили удар.

За ночь они провели три массированных удара по Ханою, порту Хайфон, металлургическому заводу. Если В-52 и В-7 бомбили с больших высот, чтобы оставаться вне досягаемости наших и вьетнамских ВВС и ПВО, то новейшие F-111 летали на малых высотах с огибанием рельефа местности.

19 декабря мы подвели предварительные итоги отражения трех массированных ночных налетов стратегической авиации. Было сбито пять самолетов: два В-52, два F-4, один F-111. Отметили положительные моменты и недостатки в работе КП, ВВС и ПВО, внесли предложения, особенно в вопросе управления расчетами КП полков.

Для наших специалистов неудачным оказался второй бой. Американцы к моему приезду уже научились уходить от огня ЗРК за счет постановки помех. Поэтому в том бою мы потратили 45 ракет. Конечно, соответствующие выводы сделали. Требовала усовершенствования и аппаратура отстройки от помех.

– Какие силы и средства ПВО находились во Вьетнаме?

– У вьетнамцев было 11 зенитных ракетных полков, оснащенных нашими ЗРК С-75 «Двина». До модернизированных ЗРК «Десна» они тогда недотягивали. Уже с учетом вьетнамского опыта позже на ЗРК установят более совершенную аппаратуру селекции движущихся целей для работы в условиях пассивных помех.

В составе вьетнамских войск сражались также два авиационных полка на МиГ-21, один – на МиГ-17 и еще один – на МиГ-19 (с китайскими летчиками). Плюс три радиотехнических полка. В самом начале событий (1965 год), пока вьетнамцы не овладели техникой, на боевых постах находились специалисты и расчеты из Московского, Бакинского округов ПВО. В кабинах сидели наши операторы, члены расчетов пусковых установок вплоть до командиров дивизионов, полков. Воевали под своими фамилиями, но в форме без знаков различия, а военные специалисты носили гражданскую одежду.

Для обучения вьетнамцев были созданы два учебных центра. К концу 1966 года в их составе находились 786 советских военных специалистов (СВС). В дальнейшем в состав группы СВС вошли летчики, инженерно-технический персонал, военные моряки, танкисты, медики. Менее чем за год было подготовлено 15 полков: десять зенитно-ракетных, три радиотехнических и два истребительной авиации. Кроме того, в учебных центрах в Советском Союзе только за 1966–1967 годы – пять ЗРП общей численностью около трех тысяч человек.

Первые потери от нашей ПВО авиация США понесла 24 июля 1965 года, оставив на земле обломки трех «Фантомов». Для американцев это оказалось настоящим шоком. До этого они свободно летали и знали, что зенитная артиллерия вьетнамцев не достанет их на больших высотах. Но тот день оказался переломным. 24 июля во Вьетнаме с тех пор отмечается как государственный праздник.

– Какой опыт – возможно, актуальный и сегодня – приобрели в ходе боевых действий советские военные специалисты?

– Командиры дивизионов, полков, офицеры боевых расчетов поэтапно нарабатывали рекомендации по обстрелу маневрирующих целей в условиях помех различного класса. Учились противодействовать бомбам с лазерной подсветкой, бороться с противоракетными средствами типа «Шрайк». А также маскировке, инженерному оборудованию позиций, маневру ЗРК, другим вопросам организации и ведения противовоздушных и воздушных боев.

С 1969 года американское командование стало активно применять беспилотные летательные аппараты (БЛА), которыми осуществлялась воздушная разведка. Эффективность боевых стрельб ЗРВ по БЛА в условиях активных помех и полетов их на предельно малых высотах составила 15 ракет на одну уничтоженную цель. Конечно, результат не ахти какой.

По сегодняшним меркам это все равно, что стрелять из пушки по воробьям. У командования ВВС и ПВО ВНА в какой-то момент даже возникли определенные сомнения в боевых возможностях ЗРК С-75 по уничтожению целей данного типа. Но других высокоточных огневых средств тогда просто не было. Пришлось срочно исправлять ситуацию.

Отработав, дивизион моментально сворачивался и менял позицию. Но система огня при этом сохранялась, как и маскировка, выставление ложных целей. Результаты не замедлили сказаться. Вскоре 20 беспилотников поразили с эффективностью до восьми ЗУР на одну цель, а один стратегический бомбардировщик В-52 уничтожили на фоне активных помех вдогон (впервые за всю войну во Вьетнаме). Над Ханоем был сбит самолет, который пилотировал нынешний сенатор США от штата Аризона русофоб Джон Маккейн, сам он попал в плен.

– Какими были тактика боевых действий американской авиации, построение боевых порядков?

– В-52 воевали ночью. Днем действовала тактическая авиация. 60 процентов ее использовалось для прикрытия боевых порядков В-52. Впереди строя обычно шли F-4 с задачей подавить средства и силы ПВО, в том числе пассивными помехами. Во второй группе – истребители со «Шрайками», которые пресекали взлет вьетнамских истребителей с аэродромов.

И лишь потом группами (по три самолета) следовали В-52 в сопровождении F-4. Истребители занимали высоту два-три километра и пять-шесть километров (вторая группа), бомбардировщики шли на 10 километров.

Такая армада наваливалась сверху, ведя ковровые бомбардировки, после которых на земле (полосой в километр) не оставалось ничего живого. Использовались бомбы различного назначения, в том числе снаряженные шариковыми поражающими элементами и фугасные различных калибров. Бомбовая нагрузка истребителей составляла до восьми тонн (F-111), бомбардировщиков – до 10 тонн при взлете с Гуама и до 20 тонн с аэродромов Таиланда.

Нашим советникам и мне лично важно было понять особенности тактики действий американцев, выработать методику действий зенитных ракетных расчетов. Убедился: многое зависит от мастерства и выучки личного состава, качества вооружения, но еще больше – от эффективности системы управления силами и средствами. Ведь как бывало. Цель уже сбита, а с земли по ней выпускают еще три-четыре ракеты, что говорило о несогласованности действий, плохом управлении войсками.

Опыт работы во Вьетнаме для ПВО нашей страны дал очень многое. Провели ряд военно-технических конференций. С 1967 года на полигонах начались реальные стрельбы не дивизионами, а полками с отработкой взаимодействия. С 1968-го – стрельбы и тактические учения уже дивизиями и корпусами ПВО, в которых принимали участие не только ракетчики, но и летчики, локаторщики.

– Если говорить об итогах пребывания советских зенитчиков-ракетчиков во Вьетнаме, каковы они?

– Эффективность работы ЗРК была достаточно высокой, но все зависело от боевых условий, применения противником помех. Они могли быть шумовые (экраны локаторов забивались белыми полосами), ответно-импульсные (цель распадалась на несколько фрагментов), пассивными.

На каждом самолете у американцев стояла своя аппаратура постановки помех. Но со стороны Тонкинского залива для этого прилетали еще и специальные самолеты ЕB-66. Пуски в таких условиях были крайне затруднены и малоэффективны. Расход по стратегическим В-52 составлял до восьми ракет и три-четыре ракеты – по самолетам тактической авиации. Очень важно в таких случаях было получать данные от РТВ по дальности, высоте приближающихся целей.

Мы стали практиковать так называемые ложные пуски, на которые аппаратура противника, образно говоря, велась. Это позволяло распознавать в полосе помех на экранах локаторов отметки от тактических истребителей, бомбардировщиков. Но американцы, как уже отмечалось, пошли дальше – стали наводить ракеты по лазерному лучу.

Например, вьетнамцы прикрывали от налетов с воздуха важный мост, который соединял стратегическую дорогу под названием «Тропа Хо Ши Мина». Его охраняла целая дивизия ПВО. США потеряли там 103 самолета, но так и не могли разбомбить. Удалось им это лишь после применения лазерных бомб. Так же отбомбились по электростанции в Ханое, на которой, кстати, работало немало их сбитых летчиков.

– Пленных американцев было много?

– Более 500 человек, останки погибших США до сих пор разыскивают. Уберегать членов экипажей бомбардировщиков от народного гнева помогала вьетнамская полиция. Кстати, упомянутый Маккейн должен быть благодарен ДРВ за то, что его вытащили с парашютом из озера, не дали утонуть, сохранили жизнь.

Лично мне с пленными работать не довелось, но у нас вьетнамцы всегда спрашивали, какие вопросы мы хотели бы им задать. Интерес представляли технические данные аппаратуры постановки помех, новые устройства катапультирования кабины F-111, в которой могли приземляться сразу два летчика сбитого «Фантома». Ради этого приезжала целая делегация из Союза.

– После той войны у вас к англосаксам особое отношение?

– По замыслу военно-политического руководства США интенсивные массированные бомбардировки Ханоя, других городов центральных провинций должны были нарушить управление страной, подорвать моральный дух вьетнамского народа, сломить его волю к сопротивлению и тем самым заставить руководство ДРВ пойти на подписание соглашения на невыгодных условиях.

США были, есть и остаются мировым жандармом. Когда после распада СССР мы назвали их партнерами, я понял, насколько глубоко заблуждаемся и каким горьким будет разочарование, что и случилось.

Судите сами. Численность войск США только в Южном Вьетнаме составляла более 500 тысяч человек в 1968 году, но их в конце концов изгнали из страны. А декабрьские бои 1972-го, как говорят сами вьетнамцы, стали «воздушным Сталинградом» для американцев. Только с 18 по 30 декабря 1972-го сбит 81 самолет, из них 34 – В-52. Дневные налеты осуществляла палубная авиация.

Сокращение их числа компенсировалось увеличением количества самолетов с 26 до 72, плотности с 0,2 до 1,25 сам/мин. ЗРВ ПВО ДРВ в этой операции отразили 25 массированных ударов, провели 181 стрельбу, израсходовали 321 ракету (6 ракет на сбитый самолет), сбили 54 самолета (в том числе 31 В-52). Кстати, один В-52 сбил летчик Фам Туан, который потом станет в ДРВ космонавтом № 1.

Успех вьетнамских зенитчиков, летчиков и локаторщиков, бесспорно, явился следствием их хорошей выучки, высокого боевого мастерства, а также плодотворной работы советских военных специалистов.

Министр национальной обороны ДРВ генерал армии Во Нгуен Зиап 7 февраля 1973 года в Ханое сказал на встрече с делегацией СССР и руководством группы СВС: «Если бы не было ханойской победы ЗРВ над Б-52, то переговоры в Париже затянулись бы или не состоялись. Победа ЗРВ – это еще и политическая победа».

27 января 1973 года в Париже было подписано соглашение о прекращении войны и установлении мира во Вьетнаме. Важный вклад в победу внесли советские военные специалисты, мужественно и самоотверженно выполнявшие свой воинский долг при оказании интернациональной помощи. По данным ГОУ Генерального штаба ВС СССР, с 11 июля 1965 года по 31 декабря 1974-го в боевых действиях приняли участие 6359 офицеров и генералов и более 4500 солдат и сержантов советских Вооруженных Сил.

Потери за этот период составили 13 человек, из них четыре – на боевых позициях. Двух офицеров не уберегли мы. Один умер от укуса насекомого, получив паралич конечностей. Второй (летчик-инструктор) погиб в учебном полете с вьетнамским курсантом.

За боевые действия во Вьетнаме 2190 военнослужащих награждены государственными наградами СССР и более 3000 советских военных специалистов – орденами и медалями Демократической Республики Вьетнам. В период моего пребывания там нашими расчетами ЗРК сбито 1350 самолетов, еще 300 – вьетнамскими летчиками.

Всего же за годы войны американцы потеряли более четырех тысяч самолетов. Потери США в живой силе составили 53 тысячи человек. Америку после этого на долгое время охватил «вьетнамский синдром».

9 января 1975 года мы улетали на Родину. По случаю окончания моей службы в ДРВ были организованы дружеские приемы у посла СССР, начальника Генштаба ВНА, командующего ВВС и ПВО, семейные вечера с нашими специалистами. Прощаясь с вьетнамскими товарищами, мы оставляли частицу своего сердца на их многострадальной земле.

Чувство честно исполненного интернационального долга не покидает меня и сегодня. Что касается вьетнамского народа, то он остался верен дружбе даже после смены Россией политического курса, потому что наши отношения сложились и окрепли в боях.

– Какой опыт борьбы с авиацией США во Вьетнаме поучителен для наших специалистов в Сирии?

– Главный урок вьетнамских боев в том, что основа основ – это выучка личного состава. Но даже в ней сердцевина – система управления. Техника у нас замечательная. А вот система управления порою хромает. Взять недавний случай с «Панцирем-С». В нем, правда, находился сирийский расчет, но почему ЗРПК остался без запаса ракет? Почему расчет вывел его на открытое пространство, чем демаскировал технику, да еще и покинул машину? Вьетнамский опыт предостерегает от таких ошибок.

Но особенно важна, повторю, система управления при групповом налете воздушного противника, распределении целей, определении их важности и последовательности уничтожения. Даже при их автоматическом сопровождении, что позволяет современная техника ПВО, человеческий фактор остается решающим.

Интервью провел Олег Фаличев

Вьетнам на размышление

Америка поумнела, потеряв 50 тысяч убитыми

C большим интересом прочел беседу с генерал-полковником Хюпененом. Почему задел меня этот материал? И сейчас, пережив те годы и читая воспоминания участников событий, понимаешь, что войны выигрываются военными, прав генерал, говоря о главенстве человеческого фактора, а провоцируются политиками.

И холодную войну проиграли не наши Вооруженные Силы, а партийное руководство, подверженное воздействию «агентов влияния». Кремлевские старцы, в среде которых было мало выходцев из военной среды, Брежнев и тот был политрабочим, больше думали о себе, чем о деле.

Сегодня, возвращаясь к событиям вьетнамской войны, понимаешь, что она была знаковым событием, из которого американские аналитики извлекли уроки, чего, к сожалению, не сделали мы.

Служа в те годы в Вооруженных Силах Союза, мы очень переживали за происходящее во Вьетнаме. Все мы были на стороне его народа, испытывающего жестокость американской военщины (ковровые бомбардировки, применение напалма, дефолиантов и пр.). Понимали мы и то, что США «обкатывают» свои армию и флот.

Первый урок, который вынесла Америка из Вьетнама, что вмешательство в конфликт (гражданская война) своими вооруженными силами обходится очень дорого. Об этом говорят потери. Только убитыми американцы оставили там около 50 тысяч человек, а еще на долгие годы страна получила «вьетнамский синдром», и это не считая материального урона. Поэтому с тех пор США в точки конфликтов если и вводят, то только ограниченный контингент, предпочитая воевать чужими руками, разжигая «цветные революции», или действуют дистанционно, выполняя налеты с авианосцев и ракетные удары с моря.

К сожалению, мы эти уроки не учли и вмешались в 1979 году в афганские разборки, где получили такой же результат, как и США. Недаром эту войну называют «советским Вьетнамом».

Сегодня, анализируя события, приходишь к выводу, что все конфликты, как венгерский (1956), Пражская весна (1968), не говоря о майдане на Украине, были творением рук человеческих, а не объективным ходом истории. США укрепляли «американский образ жизни» не только долларом, но и силой, и коварством.

Мы до сих пор не извлекли уроков не только из вьетнамской войны, но и последующих военных конфликтов. Пытаемся привлечь на свою сторону союзников гуманизмом и материальной помощью. Но мы не можем заразить народы мира своей идеологией, потому что они видят, как страдают наши люди, отрывая от себя последнее. Правительство как будто забыло, что в мире уважают сильных и все равняются на страны, где народ живет сыто и богато. Наша дипломатия не имеет козырей на международной арене и бьет по хвостам.

Главный вывод, который вынесли американцы из вьетнамской войны, что в прямом столкновении с социалистической системой, конкретно с СССР, им не победить. Поэтому и был сделан упор на развал Союза изнутри. Но Россия возрождается. И опять перед США встает та же задача – нейтрализовать. Военный способ неприемлем. И снова на арену выходят «агенты влияния».

Вадим Кулинченко, капитан 1-го ранга в отставке, воин-интернационалист

Новостной сайт E-News.su | E-News.pro. Используя материалы размещайте обратную ссылку.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (не выделяйте 1 знак)

Не забудь поделиться ссылкой

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
  1. +4
    al71
    Читатель | 305 коммент | 0 публикаций | 9 июня 2018 18:20
    Молодец ветеран! Хорошим делом занимался.
    Слаб - негативно отношусь к либералам - это разрушители Отечества
    Показать
  2. +1
    poplavok
    Читатель | 2 137 коммент | 12 публикаций | 10 июня 2018 01:15
    все равняются на страны, где народ живет сыто и богато.

    - вот что не готовы понять наши, ибо жадность за свой карман застилает все остальное. и народ за идиотов держамши
    нам даже оружие боялись выдавать...
    Показать
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.