США пожертвовали Израилем ради «Арабской весны» » E-news.su
ЧАТ

США пожертвовали Израилем ради «Арабской весны»

23:06 / 20.04.2019
774
0
Как череда переворотов на Ближнем Востоке отразилась на безопасности главного союзника США? Почему Трамп обвиняет Обаму в пособничестве терроризму? Что сближает Россию и Израиль? На эти и другие вопросы отвечает советский дипломат и арабист Вячеслав Матузов.


Вячеслав Матузов

— Есть мнение, что за свержением в 2013 году президента Мохаммеда Мурси стоял Израиль. Это высказывают сами израильские эксперты, утверждая, что Мурси готовил войну против еврейского государства. Согласны с такой постановкой проблемы?

— Я считаю, что интересы Израиля еще не подвергались детальному изучению и идентификации. С самого начала «арабской весны» американцы делали ставку на «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена на территории РФ). Движение «братьев» создавалось в Египте, но имело ответвления во многих странах Ближнего Востока.

Помните, как с ними расправился Хафез Асад в Хаме в 1982—1983 годах, уничтожив полгорода. Цену за это заплатили советские военные специалисты в Дамаске, которых убивали на столичных улицах с подачи ЦРУ.

Американцы традиционно работали с исламским фундаментализмом. Так что президент Дональд Трамп был прав, когда говорил, что за созданием ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ) стояла администрация Барака Обамы. Ведь Мурси — одно из ответвлений религиозного фундаментализма, представитель «Братьев-мусульман», на которых американцы делали ставку еще с 1930-х годов в борьбе с коммунизмом.

Не случайно США на протяжении почти двух лет требовали от Абдель-Фаттаха ас-Сиси уйти в отставку. Кстати, Мурси налаживал контакты и с Ираном.

Расскажу историю из личного опыта. В июне 2012 года я оказался в Вашингтоне, где выступил с трехчасовой презентацией в Вашингтонском институте ближневосточных исследований. С 1990-х годов у меня сформировались хорошие отношения с данной структурой. Это ведущий мозговой центр Америки по Ближнему Востоку, который финансируется Американо-израильским комитетом общественных связей (АИПАК). Его директором был Мартин Индик, нынешний вице-президент Института Брукингса, который ранее работал послом США в Израиле.

На встрече было 20 человек. В частности, востоковед Дэвид Поллак, специалист по России из корпорации RAND Эндрю Уйас, востоковед Дэвид Маковский и другие. Я был вооружен документами и материалами, в которых говорилось, что «арабскую весну» делала структура под названием Business for Diplomatic Action. С правительством США был подписан пятилетний контракт, который начался в марте 2005 года, закончившись в декабре 2010, когда стартовали события. Все напечатано: как готовили «народные движения», боевые группы и их руководство, инструкции для демонстрантов.

Причем каждой боевой группе выдавались письменные инструкции и маршруты, вплоть до того, как вести себя перед полицейским участком или каким-либо правительственным учреждением — громить его или же ограничится транспарантами и криками. Разъяснялось и то, каким образом надо ударить полицейского в живот, минуя его щит. Я также показал счет на получение $ 12 тысяч за трехмесячные курсы обучения активистов в лучших ВУЗах США.

Сначала я поздравил коллег, сказав, что они блестяще выполнили коммерческий заказ 20 глобальных корпораций, включая Microsoft, Google и American Airlines. А потом предложил им посмотреть на ситуацию с точки зрения безопасности Израиля: США убрали Хосни Мубарака, Муаммара Каддафи, ослабили Башара Асада в соответствии в картой полковника Ральфа Петерса. Как говорила Кондолиза Райс в 2006 году: «В огне ливанской войны рождается Новый Большой Ближний Восток». Границы его очертил Петерс. И план реализуется.

Я тогда спросил американских экспертов, подумали ли они о том, что первой жертвой исламского фундаментализма станет Израиль? Мурси вел дело к разрыву отношений с Израилем. И этого монстра породили сами США.

До сих пор Индик негативно оценивает политику Биньямина Нетаньяху. Он просто в ужасе. В США идет столкновение между традиционным еврейским лобби в лице АИПАК и той линией, которую сегодня представляет Джаред Кушнер, его супруга Иванка и Дональд Трамп.

— Вместе с тем Россия последовательна в отношениях с Израилем…

— Поэтому я говорю арабам, что политика у России намного шире отношений с Арабским Востоком. Политика у России глобальная. Вот уже два года Трампу запрещают налаживать связи с Москвой. Считаю, что единственным каналом для диалога Владимира Путина и Трампа является Нетаньяху. Для России Нетаньяху важен не с точки зрения его политики на Ближнем Востоке, а с точки зрения наших глобальных интересов в отношениях с США.

— Каким Вы видите будущее Сирии?

— Сирия сохранится без изменений. Кто может изменить сирийские границы? Только США, но на это они не пойдут, поскольку путь на создание курдского государства приведет к прямому столкновению с Турцией. Думаю, что американцы будут искать точки примирения с турками. Как только США отойдут от курдов, последние начнут переговорный процесс с Дамаском — в рамках уже новой сирийской конституции. Это позволит избежать резни курдов после ухода американцев из Сирии.

Что касается Турции, то ей придется покинуть Идлиб. Башар Асад решительно настроен на освобождение региона военным путем.

— Сирийская армия сможет?

— Сможет с нашей помощью. Авиацией и тяжелой артиллерией можно накрыть весь террористический анклав. Турки утверждают, что там много туркоманов. Им предлагают самостоятельно решить вопрос. Если этого не произойдет, то разговор с Турцией будет жесткий. АЭС «Аккую» и ЗРК С-400 не подкупят турок.

Поэтому может случиться так, что Москва не найдет общего языка с Анкарой. И это не в наших интересах, поскольку речь идёт о мощном приграничном государстве. Помимо Сирии, есть и Ливия, где турки подыгрывают американцам, финансируя вместе с Катаром местных «Братьев-мусульман».

Боевики, воюющие на стороне Анкары в Сирии, летают из Турции в Ливию каждую неделю. Это беспокоит фельдмаршала Халифу Хафтара, президента палаты представителей Ливии Агилу Салаха Ису, но это не беспокоит ставленника американцев Фаиза Сараджа. Я удивляюсь, почему и наша дипломатия подыгрывает США, говоря о том, что Сарадж — признанный международным сообществом лидер правительства Ливии.

Мы перестали работать с Хафтаром. Привезли его в Москву, где он встречался. А что дальше? Работа же должна быть ежедневной. Нарабатывать контакты и связи. Надо помогать ему выработать правильную линию. В итоге мы укрепили Хафтара, а работают с ним уже американцы…

— Мне кажется, что проблема России состоит в том числе и в понимании глобальной картины. Кстати, а как в Международном отделе ЦК готовили аналитику?

— Любой анализ должен базироваться на понимании и знании фактов. Мы в ЦК готовили записки — внутренние документы для выработки позиции руководителя Международного отдела Бориса Пономарева и его заместителей. Они докладывали потом в Политбюро.

Я более 50 лет занимаюсь аналитической работой по Ближнему Востоку, имел доступ к информации, которая поступала в Политбюро. Между нами говоря, члены Политбюро частенько закрытые телеграммы не читали. Поэтому информацию о том или ином регионе впитывал в себя ответственный сотрудник ЦК. За годы работы складывалась картина.

Тем более что мы лично встречались с руководителями государств и партий. После каждой встречи сотрудники посольств, КГБ и ГРУ были обязаны прийти в посольство и направить зашифрованную телеграмму. Это был самый эффективный способ донести свою оценку до руководства.

Напрямую же нельзя было подобраться к Юрию Андропову, Дмитрию Устинову и другим членам Политбюро. Были и такие случаи, когда в уста высокопоставленного собеседника вкладывались те вещи, которые сотрудник считал нужным сообщить начальству.

— Но это же была манипуляция…

— В какой-то степени, да. Она могла быть оправданна только в том случае, если цель являлась благородной. И это работало. Конечно, нельзя было отклоняться от собеседника и его позиции.

Была еще такая практика, как ситуационный анализ — мозговой штурм, методика, заимствованная нами у американцев. Проводился такой анализ в закрытом режиме с участием ответственных работников КГБ, ГРУ, МИД и академических кругов. Из ЦК людей не приглашали.

В рамках таких мероприятий обсуждался вопрос советско-израильских отношений. На установление дипломатических отношений с Израилем работала определенная группа товарищей, но она встречала сопротивление. Против этого выступал член Политбюро, секретарь ЦК Андрей Кириленко. Ведь вторым человеком в Политбюро был не Михаил Суслов, а Кириленко, который курировал промышленность. Попробуй его перепрыгни!

Среди противников установления дипотношений с Израилем был и первый секретарь ЦК Компартии Украины Владимир Щербицкий. Его же Брежнев готовил к себе в преемники, но потом Щербицкого задвинули. Следует уточнить, что речь шла не о бытовом антисемитизме, а о политическом процессе. Чтобы установление отношений с Израилем не было в ущерб отношениям СССР с арабским миром.

Ситуационный анализ проводился вне стен академических структур. Одним из таких мест был ресторан Дом актера. Начальник Управления Ближнего Востока и Северной Африки МИД СССР посол Олег Гриневский, участник этих встреч, подтверждает в своих мемуарах место данных встреч. Оформление итогов дискуссии и доклад в инстанцию от имени участников, то есть в ЦК КПСС, поручалось организаторам ситуационного анализа — руководителю Института востоковедения Академии наук СССР.

В принципе, госслужащие на такого рода мероприятиях должны были придерживаться официальной позиции, что они и делали. Если в США на ситуационный анализ приглашались только независимые эксперты, то у нас это явно выходило за рамки экспертного совещания.

Цель была очевидна: взломать официальную политическую позицию, прикрываясь авторитетом государственных структур. Среди присутствующих всегда находилось 2 эксперта с удобной точкой зрения, которая и принималось в итоговом документе в качестве основной для доклада руководству страны.

Заимствовав метод у американцев, которые использовали его для анализа без политических манипуляций, у нас все происходило наоборот. Когда я в ЦК получал такие документы, то отправлял их в корзину — читать было не интересно.

Кстати, МИД СССР располагал собственным аналитическим центром, о существовании которого знал ограниченный круг лиц. Он не имел названия и не имел никакого отношения к ЦК. Этот центр просуществовал все годы советской власти — вплоть до развала СССР.

Структура занималась разработкой информационного прикрытия всех дипломатических шагов. Руководил ею один из первых заместителей министра иностранных дел. К сожалению, центр был уничтожен Козыревым. Аналитику в нашем государстве сознательно угробили.

— Чтобы манипулировать?

— У нас до сих пор превалирует тенденция на ликвидацию государственных структур, а не на развитие и укрепление институтов. Это не конспирология, а апелляция к фактам. Ведь факты не любят те, кто руководствуется именно политическими установками…

Интервью провел Саркис Цатурян

Новостной сайт E-News.su | E-News.pro. Используя материалы, размещайте обратную ссылку.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (не выделяйте 1 знак)

Не забудь поделиться ссылкой


http://xa-xa.su
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.